www.bogorodsk-noginsk.ru

Богородск-Ногинск. Богородское краеведение / Наша библиотека

Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

Русские диссиденты: Староверы и духовные христиане

 

Каблиц И. И.1 Русские диссиденты: Староверы и духовные христиане. – СПб. 1881//По своему обычаю. Формы жизни русского народа. – М. 2015.  С. 198-212.

 

Скоро исполнится 350 лет со времени одного из крупнейших событий в духовной жизни русского православного народа, которое, без преувеличения, повлияло на всю последующую историю России. Мы имеем в виду раскол в Русской православной церкви 1666-1667 гг. Сейчас, вроде бы, накал страстей между представителями новообрядчества и старообрядчества поутих и в самой Русской православной старообрядческой церкви многое за последние годы изменилось, и она по строю своей жизни всё более отходит от первоначальных канонов. Где выборность священников и епископата? Где та сплоченная приходская общность? И все же обратимся к истории, она должна помочь нам «дойти до сути». Тем более, что интерес к старообрядчеству, или, лучше сказать – староверию, в народе сохранился. Приведем здесь несколько цитат из упомянутой выше работы и еще раз обратим внимание на год её публикации – 1881 год.


Церковь Покрова Пресвятой Богородицы - главный храм Русской православной старообрядческой церкви (ноябрь 2015 г.)


«По пословице «бей мужика не дубьем, а рублем» государство налагало на них двойные налоги, ограничивало их гражданские права: каждый мелкий чиновник имел неограниченное право на карман раскольника, а между тем раскол не слабел…» С. 198.

«Во времена, предшествующие расколу, отношение духовенства к народу были совершенно иные, чем теперь. «Мир» выберет священника и напишет ему запись, что вот он должен служить «миру», приходу, так-то и так-то, без позволения «мира» не оставлять прихода, не вмешиваться в церковное хозяйство, коли «мир» не захочет, исправлять службы так, как «миру» угодно, и проч. Они, эти «миры», прямо судили на своих сходках или вечах и священников за нарушение даже церковного порядка, священников, трактовавшихся как и всякое выборное общественное лицо» (С. 200).

После реформ Никона: «…в чем состояло старое, и что стремилось его заменить. В древней Руси, в каждой области существовало самоуправление, развивалась свободно самостоятельная жизнь, обусловливаемая местностью, племенным характером, особенным родом занятий, и деятельности… Но вот, с Михаила Федоровича, и особенно с Алексея Михайловича, централизация усилилась… Но каким же образом совершился переход от древних, более свободных и гуманных порядков к московским?.. новые порядки на Руси появились вследствие внешнего давления татарского нашествия. Дикий народ путем насилия стер с лица земли русскую, зарождающуюся цивилизацию, это было сравнительно легко сделать, так как она была не военной, а мирной…» (с. 202-203).

«Раскол стал указывать на этот регресс и естественно предпочел нововведениями старинные порядки. Он стал защищать свободу личности и объявил крепостное право антихристианским учреждением; уложение Алексея Михайловича тоже «признал и доныне признает противным вере Христовой»… Народ с ужасом смотрел на Петра. Слово «антихрист», подсказанное раскольниками, было подхвачено всем народом… Раскол восставал и против самого устройства и состояния государственного управления…

…Общинность была всегда краеугольным камнем самобытных зданий русской общественности. Естественно поэтому, что так называемые староверы, как представители и защитники самобытного мышления и чувствования русского народа являются вместе с тем и представителями усиленной общинности… Особенно ярко выступает особенность русской жизни при столкновении ее с западноевропейскими порядками…» (С. 204-207).

«Общины раскольнические, говорит Беллюстин2, поставлены так, что и последний бедняк имеет в ней голос… Как ни сильна организация общины, но капитал все-таки дает чувствовать свое могущество; это видно из того, что в последнее время староверы ухитрились найти «Число зверино», т. е. имя Антихриста, в слове «хозяинъ»… не следует особенно оптимистично смотреть на отношения капиталистов и рабочих даже в среде раскольников… о благодушных отношениях между хозяевами и рабочими не может быть речи и в среде раскольников» (с. 211-212)

«…У всех раскольников вообще стремление к самоуправлению гораздо выше, нежели у остального самоуправления. Весьма редки такие примеры, чтобы во взаимных спорах раскольники обращались с жалобой к местным властям, или с тяжбой в суд. При единодушии и братстве этих смышленых людей, они находят возможным обходиться без всякой посторонней опеки…» (с. 212).

 

Примечания:

1) Каблиц Иосиф Иванович (1848-1893) - публицист, более известный под псевдонимом Юзова; дворянин, по вероисповеданию лютеранин, получил образование в Киевской гимназии и в Киевском университете, где, однако, не окончил курса. Увлеченный студенческими волнениями конца шестидесятых и начала семидесятых годов, он сделался одним из самых убежденных представителей народничества, как особого общественно-политического направления, одинаково враждебного либерализму и бюрократии. В 1881 г. он издал отдельной книгой свои этюды о "Русских диссидентах" (раскольниках), напечатанные раньше в "Слове" и в других журналах. В этой небольшой книге, богатой фактическими сведениями, он проводит ту мысль, что между народом и государственной властью существовал антагонизм, который и выразился в расколе, и что до сих пор еще значительная часть населения упорно отвергает начала, положенные в основу современного общественного строя. Раскол является, по его мнению, "протестом русского народа против татарско-немецких нововведений, не соответствовавших ни характеру, ни благу народа". Каковы бы ни были недостатки рассуждений К., нельзя, однако, не признать, что он создал особую доктрину народничества и из стихийного тяготения к народной массе вывел общие принципы, которые разрабатывал и защищал до конца своей жизни (Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона).

 

2) Беллюстин (Белюстин) Иван Степанович (1819-1890), сельский приходской священник Калязинского уезда Тверской губернии, с 1843 г. настоятель Николаевского собора г. Калязина, в каковой должности пребывал 44 года (в 1887 г. удалился «на покой» по старости). С 1840 г. усиленно занимался самообразованием, самостоятельно изучил английский и французский языки, мечтал о литературной деятельности, в периодической печати того времени публиковал свои исторические и психологические статьи. В 40-х гг. Беллюстин сблизился с историком М.П.Погодиным, встречался с митрополитом Московским Филаретом. В 60-70-х годах Беллюстин активно сотрудничал в многочисленных журналах и газетах, в которых он публиковал критические статьи по общественно-политическим и церковным вопросам. Беллюстин выступал и как автор богословских и нравственно-назидательных сочинений. Его перу принадлежат книги «О церковном богослужении», «О божественной литургии», «Вечерние беседы с крестьянами».(Беллюстин И.С. Описание сельского духовенства).

 

При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.

© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2017 Система Orphus Яндекс цитирования Check PageRank