«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Богородск-Ногинск. Богородское краеведение / Наша библиотека

Богородск-Ногинск. Богородское краеведение
Богородск-Ногинск. Богородское краеведение


Сайт «Путешествия и рассказы о монастырях, храмах, церквях, с фотографиями, адресами, историческими сведениями, как проехать к святым местам»

Коломенские благотворители

 

Рябкова Л.Б. Коломенские благотворители: научно-популярное издание. – Коломна: Издательский дом «Лига», 2009. - 240 с.: цв. ил.

 

Общественное призрение как проявление сострадания к ближнему и нравственная обязанность имущего спешить на помощь неимущему стало развиваться в европейских странах в XVI веке. До этого времени помощь бедным считалась обязанностью церкви. Следуя заповедям христианской религии, она щедро раздавала милостыню, побуждая к тому же и свою паству. В России помощь бедным оказывалась путём также церковной благотворительности. Однако церковьне преследовала цель искоренить нищенство и главной задачей считала спасение душ и подготовку верующих к загробной жизни, видя в милостыне средство, обеспечивающее добрым людям вечное блаженство; точно так же на милостыню смотрела и паства.

Русский историк В.О. Ключевский писал: «Древнерусский благотворитель, «христолюбец» менее помышлял о том, чтобы добрым делом поднять уровень общественного благосостояния, чем о том, чтобы возвысить уровень собственного духовного совершенствования. Нищий был для благотворителя лучший богомолец, молитвенный ходатай, душевный благодетель». Под влиянием подобных воззрений помощь бедным оказывалась в широких размерах, но, вместе с тем, без всякого разбора.

Массовое нищенство и бродяжничество, возникшее в Московии в XVI — XVII вв. как результат войн, голодных лет и внутренних усобиц, побудило правительство подумать об организации государственного призрения бедных.

Впервые об этом заговорил Иван Грозный: на Стоглавом соборе 1551 года он призывал в каждом городе строить богадельни и больницы. Спустя столетие, в царствование Алексея Михайловича, было принято «Соборное уложение» (1649 г.), куда вошли статьи об общественном призрении. Его сын, Фёдор Алексеевич, своим указом предписал «разобрать» в Москве увечных людей от притворных нищих, причём, первых — поместить в «двух шпитальных», а здоровым лентяям — дать работу. На церковном соборе 1681 года царь предложил патриарху и архиереям по примеру Москвы устроить убежище для нищих и в провинциальных городах. К этой же цели стремился и Пётр I, который в 1705 году указал рассылать по Москве подьячих с солдатами и приставами, чтобы ловить бродячих нищих («ленивых прошаков») и наказывать: деньги у них отбирать, милостыни им не подавать, а подающих хватать и подвергать очень высокому штрафу — пять и десять рублей. Благотворители же должны были доставлять свои подаяния в богадельни, приюты для принятия «зазорных детей», существовавшие при церквах.

Более систематической (и успешной) оказалась филантропическая деятельность Екатерины II. Уже в 1763 году она учредила воспитательный дом.

Позднее императрица предписала принять меры к «пристройству безумных» и открытию в каждой из 26 епархий по одной богадельне. Всё предпринятое Екатериной II в начале правления явилось подготовительными шагами для организации в России общественного призрения, основание которому положил высочайший указ 7 ноября 1775 года. Согласно ему, во всех губерниях были учреждены приказы общественного призрения, которым поручалось устройство всевозможного рода благотворительных заведений, а именно: народных школ, сиротских домов, больниц, убежищ для неизлечимых, домов для умалишённых, богаделен, работных и смирительных домов.

Эти приказы функционировали до введения в 1864 году земских учреждений, а во внеземских губерниях — до советского времени. Организованы они были на основе самостоятельности местных благотворительных учреждений, управления представителями местного населения (избранных обществом), обеспечения достаточными денежными средствами. Но именно последнее оказалось проблематичным, поскольку Приказам были отпущены ничтожные средства. Поэтому, кроме государственного финансирования, подведомственные Приказам учреждения разрешалось содержать на штрафные деньги с купцов, мещан, а также на частные пожертвования. Последнее прописывалось особо в 392 статье: «Частным людям, обществам и селениям не возбраняется учреждать от себя благотворительные заведения или к учреждённым уже что-либо прибавлять».

В развитие действовавшего указа Екатерины при её внуке Александре 4 января 1816 года был издан закон «О не принятии от порочных людей пожертвований и не награждении их за оные». Он ограничивал приём пожертвований только от «лиц благонадёжных» и предусматривал проверку личности жертвователя Министерством внутренних дел: какого он поведения, не был ли под судом или следствием.

Однако не только слабая финансовая база, но и плохая организация деятельности этих учреждений привели к тому, что в России призрение бедных продолжало, в большей степени, оставаться сферой частной благотворительности. Её корни уходили в давнее прошлое нашей страны. Перелистывая страницы истории, можно обнаружить яркие образы людей, для которых «делать добро» являлось девизом всей жизни. Например, в XVI веке известно имя Ульяны Осорьиной — вдовы зажиточного нижегородского дворянина. Она прославилась в веках своим «нищелюбием», опекая сирых и убогих, которые обращались к ней за помощью: кормила, обшивала, подавала милостыню.

В голодные годы она раздавала свои запасы, а в случае их нехватки продавала имущество и на вырученные деньги покупала хлеб голодающим. Бездонной кружкой, куда Осорьина прятала свои сбережения, стали для неё бедные, в числе которых оказалась и она в конце жизни. Но она не роптала на судьбу и, как отмечали современники, всегда была весела, оставаясь верной своему личному христианскому призванию служения миру и деятельной христианской любви. Достойным последователем Ульяны Осорьиной в XVII веке стал дворецкий царя Алексея Михайловича Ф.М. Ртищев, который в своей частной жизни главной задачей поставил служение страждущему. На личные средства он выкупал из крымского плена христиан, основал амбулаторный приют, богадельню, первую больницу в Москве для престарелых, слепых и калек. Возможно, он также организовывал и другие строительные работы, в том числе и вывоз строительного мусора.

Перед смертью Ртищев завещал дочери и зятю: «В память по мне будьте добры к моим мужикам, владейте ими льготно, не требуйте от них работ свыше силы и возможности потому, что они нам братья».

Как один из виднейших благотворителей известен Прокопий Акинфиевич Демидов (1710–1786 гг.) — представитель династии уральских горнозаводчиков. Получив громадные богатства по семейному разделу (четыре завода, десять тысяч душ крестьян, более десяти сёл и деревень, несколько домов), он в 1771 году передал 200 тыс. рублей на устройство «Родильного института» при Воспитательном доме.

Спустя год П.А. Демидов подарил этому учреждению собственный большой каменный дом на Донской улице, в приходе церкви Ризоположения. На его деньги в Москве были также возведены Коммерческое училище — первое в Европе, первый публичный ботанический сад (Нескучный сад с дворцом), в котором находилось около 2 тыс. сортов редких ботанических растений, собранных дарителем. По данным исследователей, П.А. Демидов за свою жизнь пожертвовал около полутора миллиона рублей на разные благотворительные цели.

Но, пожалуй, самым продуктивным, в плане благотворительности, был XIX век. И в этом немалая заслуга русского купечества, его лучших представителей: Морозовых, Третьяковых, Солдатенковых, Щукиных, Найдёновых, Хлудовых, чьи благие дела общеизвестны. Историк М.П. Погодин в 1856 году в Москве, на торжественном обеде, посвященном героическим защитникам Севастополя, сказал в адрес московских купцов слова, которые можно отнести ко всему российскому купечеству: «Московское купечество служит верно Отечеству своими трудами и приносит на алтарь его беспрерывные жертвы. Но наши купцы не охотники ещё до истории: они не считают своих пожертвований и лишают народную летопись прекрасных страниц. Если бы счесть все их пожертвования за нынешнее только столетие, то они составили бы такую цифру, которой должна бы поклониться Европа».

Столь же щедры на добрые дела были провинциальные купцы. Свою лепту в развитие благосостояния земляков внесло и коломенское купечество, представители его знаменитых фамилий: Кисловых, Шераповых, Шевлягиных, Щукиных, Ротиных, Тулиновых, Тупицыных, Рыжиковых и многих других. Именно о них и пойдёт наше повествование. О тех, кто, не помышляя о наградах, прославлял делами себя и свой край, заслужив тем почётное имя «благотворитель» (от исконно русского — «творящий благо»), слова полузабытого, к сожалению, в современном обществе. Наш сегодняшний интерес к ним — запоздалое признание потомками материальной и нравственной значимости их благих деяний.

 



Церковь Апостола Иовннв Богослова

Презентация книги «Коломенские благотворители»

31 октября <2009 года – БК> в КЦ “Лига” представлено общественности новое издание, достойное стать украшением любой библиотеки.

Книга “Коломенские благотворители” - результат двухлетнего труда коломенских историков и краеведов, представителей музейного и библиотечного дела, энтузиастов и подвижников. Издание рассказывает о благотворительной деятельности, которая велась в XIX - начале ХХ вв. в Коломенском крае. Образование и культура, здравоохранение и городское благоустройство, храмоустроительство - в каждой из этих областей автор приводит яркие примеры и персоналии меценатства.

В качестве иллюстраций к книге использованы фотографии и документы из семейных архивов потомков коломенских благотворителей Лежневых (Шевлягиных), Шапошниковых, Кожанкиных и других. Многие из них опубликованы впервые.

Источниками для написания работы послужили отчёты Коломенской городской и земской управ, материалы из фондов Коломенского краеведческого музея, документы Центрального исторического архива Москвы и Государственного исторического музея, статьи и заметки газет XIX - начала XX веков, устные и письменные воспоминания городских старожилов и их семейные архивы.

Высокую оценку изданию дали духовные иерархи: «Книга Л.Б. Рябковой «Благотворители Коломны» является замечательным исследованием по истории доброделания в Коломне. Содержание весьма интересно и поучительно, а иллюстративный материал просто поражает своим разнообразием» (из отзыва из Московского Епархиального управления).

Издание выпущено при участии Благотворительного фонда «Коломенский кремль». Её автор - научный сотрудник Коломенского краеведческого музея, автор нескольких

 

При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.

© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2017 Система Orphus Яндекс цитирования Check PageRank