«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Богородск-Ногинск. Богородское краеведение / Наша библиотека

Богородск-Ногинск. Богородское краеведение
Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

Ульянова Г.Н. Благотворительность московских предпринимателей. 1860-1914. Словарь купцов-благотворителей. 2-е изд. - М.: Форум, 2014.

М. Дроздов

Вышло новое издание книги Г.Ульяновой - книги, сразу скажу, очень нужной. Думаю, что настольной, справочной книги любого москвоведа. А первое издание увидело свет в 1999 г.

За что хвалю книгу – сейчас расскажу (потом еще немножко и покритикую).

Было это давно. Володя Ларин в начале 80-х гг. у кого-то из хороших и надежных знакомых «ксерил»  за большие деньги книгу 1906 года выпуска «Городские учреждения Москвы, основанные на пожертвования». Он и обеспечил тогда нас, в общем-то, еще очень немногочисленных «изучателей» московского купечества, огромными пачками листов большого формата с ценнейшими сведениями на них. Именно оттуда, наряду с толстыми томами истории МКО, и брали мы материал для лекций и слайд-рассказов о московских благотворителях и меценатах. Поэтому для нас было совершенно ясно значение свершившегося в 1999 г., и мы все радовались, когда Галя сделала в своей книге (изданной Мосгорархивом, за что ему слава) не только всё так же компактно и удобно, но и с многочисленными добавочными сведениями и ссылками, к тому же еще и по линии МКО. Это было действительно первое просопографическое (просопография – описание личностей) исследование по московскому купечеству. Правда, не надо забывать и замечательный (хоть, естественно, и не без недостатков тоже) справочник М.Б. Шапошникова и В.Н. Быкова того же года выпуска «Московская власть и биржа. Биографический словарь. 1828-1918» (М. 1999).

Да, тогда к своему юбилею Галя преподнесла себе и, главное, нам всем – отличный подарок. И вот – его второе издание. Была Г.Н. Ульянова кандидатом исторических наук и старшим научным сотрудником, теперь – доктор и ведущий, автор 7 книг и многих трудов по истории благотворительности (как вообще благотворительности, так и с женским уклоном, и с немецким, и с еврейским), короче говоря - большой человек. И второе издание монографии стало выглядеть гораздо солиднее, больше по формату (хоть на 16 страниц или на 1 условный печатный лист в нем стало меньше). Тираж остался тем же (500 экз.), иллюстрации – тоже в основном (около 130, только теперь не в блоках, а по всему тексту), в списке литературы примерно то же количество ссылок. За время, прошедшее с первого издания, умер ответственный редактор членкор Я.Н. Щапов (царствие ему небесное, немало сделал для малых музеев России Ярослав Николаевич), и один из рецензентов – Н.А. Проскурякова, но зато появились новые – Ю.А. Петров и И.М. Пушкарева. Но вот что интересно: в анонсах и в аннотации написано, что издание это «существенно переработанное и дополненное». Вот тут мы не совсем согласны. Что же в книге «существенно переработанного»? Основная структура книги, главы, параграфы остались те же практически, только старое «введение» о методе составления таблиц и т.п. перекочевало в приложение, а примечания теперь не постраничные, а вынесены в конец книги. Может быть тогда таблицы благотворителей (соль всего издания!) переработаны? Смотрю персоналии. Число персон то же, что и было - 225. В таблицах если и есть где поправки, то крайне незначительные. Вот №168: Иван Карпович Рахманов. Абсолютно все осталось прежним, год рождения приблизительный, года смерти нет. А у Елены Юхименко в книге «Рахмановы» все есть. Ну, это я уж, наверное, слишком: книжка Елены Михайловны подписан к печати только на 7 месяцев раньше, чем книга Галины Николаевны. Точно, это уже придирки. И в таком, не так уж сильно переработанном, виде книга очень нужная, очень полезная. И это – главное!

А теперь только мысли по поводу. По поводу благотворительности.

Конечно, можно было надеяться, что нынче в книгу войдут хотя бы некоторые сведения о благотворительности не только по линии города и Купеческого общества, но и по линии Университета, других учебных заведений, церковной благотворительности и т.д. Но, видно, и мы тоже понимаем, это большой труд, и это уже не переиздание прежней книги, наверное, а новый труд. Труд, впрочем, Галине Николаевне, именно ей, по плечу, ибо она в своих многочисленных статьях касалась и этих направлений в благотворительной деятельности богатых москвичей-филантропов.

И такой еще вопрос возникает. Далеко не все миллионеры, как сейчас многие думают, были благотворителями, тем более широкими. Часто называют среди последних фамилии, например, богатейших Рябушинских и Второвых. Но список благодеяний сыновей П.П. Рябушинского и его самого весьма небольшой, а Н.А. Второв если и стал заниматься филантропией, то буквально самый, наверное, последний год перед революцией. А были еще очень узкие благотворители - только для своих единоверцев. И если старообрядцы строили церкви старообрядческие, а школы и приюты все-таки для всех, то некоторые еврейские, например, банкиры жертвовали исключительно на своих. Т.е. даже в таком деле имеется национальный, а то и политический подтекст, о которых не так часто задумываются. Галина Николаевна указывает, что благотворительность - это еще и фактор национального самосознания, но, находясь в достаточно узких рамках темы, эту мысль не развивает. Впрочем, как и не углубляется в добровольно-принудительный (вынужденный) характер благотворительности во многих (но не во всех, конечно) случаях. А вопрос не прост и важен. Ведь хорошо известен случай, как губернатор Горемыкин принуждал отца Н.А. Второва увеличить свой взнос (мизерный при миллионном состоянии) на строительство театра в Иркутске.

И, конечно, после разительных примеров, пусть и с разными оговорками, дореволюционной благотворительности, примеров, которых в книге Г.Н. Ульяновой множество, хочешь – не хочешь, а обращаешься к временам последующим и к современности.

В советское время все функции разномастных богоугодных заведений взяло на себя государство. Можно ругать, как сейчас принято, особенно почему-то в РПЦ (которая, казалось, вообще никого ругать не должна), да, можно ругать, как исполнялись эти социальные функции в советском государстве, но ведь исполнялись. И пенсии стали платить - сначала рабочим, чего никогда не было в России, а потом даже и колхозникам, пусть и скудные. А вот сейчас-то что? Государство все больше и больше отказывается – от фабрик и заводов (и они просто исчезают), от жилого сектора и культуры, от образования и медицины, от всего, кроме МВД. А где же частные бесплатные лечебницы, дома призрения, бесплатные ясли, где эти нынешние Морозовы, Бахрушины, Солдатенковы? Пожертвования тех, старых русских, во многих случаях были соизмеримы с их капиталами. Бывали случаи, когда жертвовали вообще всем, чем владели (если не так, то очень близко было у Н.И. Боева или у Ф.Н. Самойлова, родом из богородского села Ямкино). А что у этих, новых «русских» темного происхождения и неправедного владения захваченными народными богатствами? Вопрос риторический! И если есть примеры (есть все же, и они похвальны), но настолько ограниченные, что и приводить их часто боишься - а вдруг уже и нет?!

А Гале за книжку, за удвоение количества пользователей редкой и столь ценной информацией, ею собранной, за примеры, которые еще кого-то, быть может, побудят на хорошие дела, - большое спасибо!

 

При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.

© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2017 Система Orphus Яндекс цитирования Check PageRank