Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781
Дата публикации:
17 сентября 2007 года

Богородский атлас / Успенску - 295 лет

 

Посвящается 60-летиюПобеды

в Великой Отечественной войне

 

Александра Гольцова

 

УСПЕНСКУ - 295 ЛЕТ

 

Ногинск-Богородск

2005 год

 

Автор выражает свою признательность и огромную благодарность Депутату Московской областной Думы Шарову Александру Николаевичу за издание этой книги.

Редактирование Зайцевой Людмилы Георгиевны,

фотографии Фролкина Алексея (уч-ся школы №4)

Составитель - Л.Сидорова

 

Об авторе

Александра Федоровна Гольцова

Александра Федоровна Гольцова коренная ногинчанка. Родилась в 1920 году в семье рабочих. В 19 лет, окончив среднюю школу №1 и краткосрочные педагогические курсы, стала работать учителем начальных классов в шестой школе. Грянула война. Учителей без отрыва от основного занятия стали обучать медицинскому делу. Второй год войны. Молодая медсестра Александра прикомандирована к эвакуационному госпиталю №4854. Три года секретарствует она в военно-врачебной комиссии, участвует в художественной самодеятельности. Два последних года Александра возглавляет клуб в госпитале для инвалидов Великой Отечественной (№1871). Следующее шестилетие педагогическая деятельность в Успенском детском доме (от пионервожатой до заведующей учебной частью), а затем двадцать один год отдан работе в сфере культуры (инспектор районного отдела, заведующая Клюшниковским сельским клубом, клубом в поселке Красный Электрик, клубом "Мосэнерго", библиотекарь. Перед уходом на пенсию Александра Федоровна два года была рабочей завода "Эталон").

Уйдя на заслуженный отдых, ветеран войны и труда Гольцова, отмеченная орденом и медалями, почетными грамотами ЦК ВЛКСМ и местных органов власти, стала активной общественницей. Сначала возглавила дворовый комитет по улице Каляева в Успенске, где живет и сейчас, затем была избрана членом совета уличкомов Ногинска, заместителем председателя совета, семь лет председательствовала в нем, пока не передала дело в руки людей помоложе.

 

С любовью к истории

(от автора)

Я хотела бы объяснить, что заставило меня заняться краеведческой работой, а именно историей Успенска. Изучая материалы нашего краеведческого музея, я не нашла в них ничего о фабрикантах Памфиловых. И тогда я обратилась к старожилам. Первым мне помог Иван Александрович Десницкий, проживший 101 год. Он был племянником управляющего фабрикой Бирюкова Александра Ивановича. Десницкий начинал с ученика ткача, потом работал в расчетном отделе, в товарной конторе и заведовал всеми складами фабрики. Много интересного о Памфиловых поведала мне и дочь Бирюкова, Нина Александровна. Беседовала я с престарелыми людьми, бывшими ткачами.

А в 1983 году Успенск посетили правнучка Памфиловых Марина Владимировна Детинова и ее дочь Екатерина Александровна, живущие в Москве. Были они на плотине, в храме, где познакомились со священником Гермогеном. Кто-то рассказал им, что я собираю материалы по истории семьи Памфиловых. Правда, сразу они мне не представились, но когда ознакомились с написанным мною об основании Успенска и их предках, то назвали себя. Марина Владимировна сказала, что она правнучка Александра Федоровича и Владимира Федоровича Памфиловых. Как это могло быть? Правнучка двух прадедов? Оказывается, внук Владимира Федоровича Памфилова Владимир женился на внучке дедова брата Нине. От этого брака и родилась Марина Владимировна Памфилова. Выйдя замуж, стала носить фамилию Детиновой. Гостьи побывали на могилах родственников в Ногинске. Через неделю они привезли мне богатый материал - описание родословной Памфиловых, фотокопии пригласительных билетов на бракосочетание детей и внуков, которые венчались в Успенском храме. Увидела я в семейном альбоме любительские фотоснимки далеких лет. Среди них снимок всей семьи Владимира Федоровича с женой, четырьмя дочерьми и сыном. А еще интересный снимок Успенского пруда, который в 1926 году исчез во время сильного наводнения. Не сохранилась и дача, в которой жил со своей семьей Александр Федорович старший сын купца и одного из родоначальников промышленного производства в Богородском уезде Федора Памфиловича Памфилова. Но сохранился поселок Памфиловка, который давно входит в черту Ногинска.

Большую услугу в истории Успенска оказал краевед-исследователь поселка Купавна А.Куликова.

Я хотела бы заострить внимание еще на то, что все священнослужители Успенского храма о.Гермоген, о.Евгений, о.Владимир и о.Андрей серьезно интересовались историей Успенска. Я, чем могла, помогла им, но о.Евгений не удовлетворился историческим материалом, собранным мною, и сделал запрос в Центральный архив Синода об Успенске. Сведения об Успенске в материалах Синода начинаются с момента открытия Успенской церкви Успенья Божией Матери, т.е. с 1756 года.

Когда московский купец 1 гильдии Гаврила Павлович Клюев был известен не только как хозяин порохового завода и полотняной фабрики, но и как храмосозидатель. Начал он строительство с 1753 года. Левый придел Преподобного Сергия Радонежского освятили ранее 4 ноября 1754 года. Первоначально храм имел один придел, колокольни не было. Престолов в нем два: в настоящем холодном во имя Успения Богородицы; в теплом левом приделе во имя Преподобного Сергия Радонежского Чудотворца.

В 1823 году Губины обратились в Святейший Синод с прошением о разрешении построить каменную колокольню к церкви на свои средства, и в 1831 году колокольня был построена.

В связи с увеличением численности прихода встал вопрос о расширении церкви. После хлопот постройку правого придела осуществили в 1856 году на средства Губиных, мастерового Ситникова и прихожан села. Таким образом, церковь в Успенске строилась частями в течение ста лет.

Желаю, чтобы все жители Успенска любили свой родной край, гордились богатой историей его и совершали хорошие дела в нашем родном Успенске.

 

НАДПИСЬ НА КОЛОКОЛЬНЕ

 

В 2005 году Успенску исполняется 295 лет.

В годы детства и юности я знала здравствующих тогда свидетелей празднования 200-летия Успенска. Вот что они рассказывали.

Было это в 1910 году в престольный праздник Успенья. На недельную ярмарку в село съехались продавцы и покупатели из Орехово-Зуева, Павловского Посада, Дулева, Гжели, Сергиева Посада и других городов и сел. На улице Гаврилы Клюева (бывшая Каляева), которая является основой Успенска, в несколько рядов разместились палатки и лотки. Чем здесь только не торговали?! Работали карусели, лодочные качели, балаганы, где выступали и комедианты, и циркачи. (Такие ярмарки проводились ежегодно вплоть до 1928 года).

В юбилейный день с утра раздавался по Успенску колокольный звон, в церкви шла торжественная служба.

На праздник съезжалось много именитых гостей, любезно принимаемых местным начальством. Церковь была переполнена. После службы все направлялись к Успенскому пожарному депо, где под духовой оркестр проводился парад и смотр пожарной дружины. Построенное на средства местных фабрикантов и простых жителей, депо было оборудовано средствами пожаротушения, а пожарные имели хорошее обмундирование. После парада хозяева и гости с дружиной фотографировались (фотография хорошо сохранилась).

В этот день на колокольне церкви была сделана крупным шрифтом надпись: "1910 - 200 лет". К тому времени уже имелись точные исторические сведения о рождении Успенска. Позже мне посчастливилось с ними ознакомиться, как и многим из сегодняшних старожилов Ногинска. Хотелось бы, чтобы историческая память передалась нашим далеким потомкам.

 

По велению Петра I

В первые годы XVIII столетия Петр I дал указ новгородскому купцу Клюеву построить пороховой завод в 50-60 верстах от Москвы, у дорожного тракта на Владимир. Место для завода было выбрано в дремучем лесу на берегу реки Клязьмы, где находилось небольшое поселение, жители которого занимались охотой и рыболовством. Почему именно здесь? А потому, что тут были обнаружены залежи поверхностной красной глины, необходимой для строительства производства.

Купец Клюев получил от Петра I казенных семейных крестьян и большие лесные массивы до реки Шерны. Переселенцы должны были срочно, до холодов, построить себе жилье. Избы строились на берегу реки Вассы (ныне улица Г.Клюева – бывш. Каляева). Началось производство кирпича и строительство порохового завода на берегу Клязьмы. А склад для пороха был построен на берегу реки Вассы. Он сохранился до сих пор, но в свое время был переоборудован под жилье.

Тогда же был возведен великолепный барский дом с колоннами, балконами. Он также сохранился, в нем живут успенцы.

Понадобилось более десяти лет, чтобы построить завод для выпуска доброкачественного пороха. Были затрачены большие средства. Клюев до конца строительства не дожил. Завод конфисковали и продали вместе с поместьем новым хозяевам Аникеевым: Филимону и его сыну Якову, которые обязались выпускать порох. Однако задание это выполнялось с трудом. В 1726 году завод снова конфисковали. Хозяева завода умерли, а вдова Авдотья Аникеева долго хлопотала, чтобы возобновить производство пороха. В 1732 году ей это разрешили. Вероятно, дела у нее шли неплохо, и через двенадцать лет ее компаньоном стал московский купец Гаврила Клюев (предположительно, сын первого Клюева), который вскоре стал полным хозяином порохового завода и давал в армию по 4 тысячи пудов пороха в год. Новый заводчик быстро стал богатеть и в пятидесятые годы начал строить церковь рядом с барским домом, территория которого была уже благоустроена: разбит парк с газонами, вырыт пруд, который наполнялся водами реки Вассы. Уровень воды в нем регулировался небольшой плотинкой.

Церковь была открыта и освящена в 1756 году в День Успения и названа Храмом Успенья Божией Матери. А поместье Клюева стало называться селом Успенским. Но новое название не укоренилось среди местных и окрестных жителей вплоть до 1945 года. После смерти Гаврилы Клюева и его жены все семейные владения в 1779 году по наследству перешли дочерям А.Нероковой и Е.Мусиной-Пушкиной. Затем все поместье и завод перешли в руки второй дочери и ее мужа графа Мусина-Пушкина (это произошло в царствование Павла I ).

Граф был крупным промышленником и ученым. Это он открыл способ искусственного производства селитры.

По историческим данным, в 80-е годы, кроме порохового завода, они имели еще и бумажную фабрику. В конце XVIII столетия пороховой завод перешел к новому хозяину Михаилу Губину. В 1812 году во время вторжения французов в Россию пороховой завод был частично разрушен, но порох и оборудование надежно укрыто.

В сентябре того страшного года Наполеон направил в Богородский край три дивизии (это шесть тысяч солдат) с целью добычи провианта и фуража. Всюду тревожно гудели русские церковные колокола. Французы угоняли скот, грабили население. Дошли они до села Вохна (сейчас Павлово-посадский район). Не миновали и Успенск французы прекрасно знали, что в этом селе есть пороховой завод. Но, увидев развалины, ожесточились еще больше и начали спешно грабить весь фураж и угонять скот не только жителей Успенска, но и хозяина Михаила Губина. По пути шествия врага создавались партизанские отряды. Один из них, возглавляемый нашим земляком Герасимом Куриным, не только остановил захватчиком, но и разгромил их, возвратив русские обозы. Сам Кутузов высоко оценил подвиг партизан в разгроме французской армии Наполеона. В официальном сообщении о Курине известно было в то время следующее: "О храбрых и похвальных поступках поселян Московской губернии, ополчившихся единодушно и мужественно целыми селениями против супостата, предводителей крестьянских отрядов высочайше повелено наградить Георгиевским крестом". Курину и его помощнику Стулову вручили награды в мае 1813 года и крупную сумму денег.

В честь победы в Ямском лесу недалеко от Успенска на Шишовой горе в 1967 году открыт памятник-обелиск отважным землякам. На нем надпись: "Герасиму Курину и партизанам за ратные подвиги в народной войне 1812 года посвящается".

Через несколько лет после войны пороховой завод был восстановлен, но потом производство захирело, хозяйство пришло в упадок. Завод прекратил свое существование.

 

Когда порох кончился

Хозяева, чтобы как-то восстановить свое убыточно хозяйство, начали выпускать кирпич. Но запасы глины оказались невелики, поэтому кирпич использовали только для собственных нужд. Глину добывали в том месте, где сейчас находятся 1-я и 2-я улицы Глинки. Параллельно с кирпичом было налажено бумажное производство, требующее от рабочих больших физических усилий. (Об этом моей матери рассказывала ее бабушка). Хозяином стал после Губиных Рахманов.

Но с каждым годом Рахманов не богател, а разорялся.

 

Явление Памфиловых

После отмены крепостного права в России в 1861 году, бурно начинает развиваться текстильная промышленность. В 1870 году, разорившись, Рахманов бумажную фабрику и все поместье продал Памфиловым. Кто они такие?

Род их упоминается в древних актах бояр, затем они уже дворяне, а затем с развитием промышленности на Руси становятся купцами и фабрикантами.

Федор Памфилович Памфилов, купец 1-ой гильдии, и его жена Елизавета Максимовна жили в Богородске. Они имели винно-водочный завод, который ныне выпускает пиво. Городские бани тоже принадлежали им. Дом Памфиловых, впоследствии горсовет, давно снесен.

В этой купеческой семье росли восемь сыновей и одна дочь Елизавета (в замужестве Смирнова). Каждый из сыновей владел поместьями, полученными от отца. Владимиру и Александру принадлежали земли в Богородском уезде. Несколько лет Памфиловы занимались бумажным производством, потом фабрика сгорела. Получив от государства страховую сумму, промышленники строят ткацкую фабрику и турбинную электростанцию на Клязьме. По тем временам это считалось грандиозным строительством. Оно продолжалось десять лет и закончилось в 1896 году. Одновременно строится плотина, перекрывается Клязьма и дается ей новой направление через плотину; строится турбинное отделение с электростанцией. На эти работы были привлечены не только жители Успенска, но и окружающих поселков и деревень. Все работы велись вручную. Требовалось вырыть новое русло для Клязьмы, углубить и расширить большую площадь для плотины. Берега нового русла укреплялись дубовыми сваями, крупным булыжником и закреплялись прочной проволочной сеткой. Весь грунт ссыпался на площадку между старым руслом реки и плотиной.

Вместе со строительством ткацкой фабрики и плотины возводится больничный комплекс: амбулатория с аптекой, двухэтажная стационарная больница с терапевтическим и инфекционным отделениями, родильный дом. Была построена для жителей баня, для служащих двухэтажное здание "Контора", дом для приезжих коммерсантов. Закупались заграничные ткацкие станки, турбины и оборудование для электростанции.

Со всех сторон стали приезжать на фабрику рабочие. От турбин электростанции работали ткацкие станки. Их насчитывалось уже 996 штук. Электричеством освещались все цеха фабрики. Ток подавался даже на красильную фабрику Морозова, который платил большие деньги Памфиловым.

Кто был хозяином этой фабрики? Ткацкая фабрика принадлежала четырем братьям Памфиловым: Александру, Владимиру, Сергею и Константину. Старший брат Александр Федорович занимался лесным хозяйством. У него были свои рабочие, которые занимались лесоповалом, распиловкой, обрубкой. Обработанный лес вывозили на продажу. Александр был женат на Анне Осиповне, дочери городского головы Богородска - Осипа Акимовича Прорехова. Шестеро детей (два сына и четыре дочери) проживали в дачном доме за парком Памфиловых.

Второй брат Владимир Федорович занимался оборудованием и всем ткацким производством. Был женат на Аполинарии Михайловне Мостофиновой. У них было семеро детей (один сын и шесть дочерей). Проживали они в барском доме рядом с Успенской церковью.

Третий брат Сергей Федорович был коммерсантом этой фабрики. Он закупал сырье, требующееся оборудование и сбывал готовый товар. Жил он в Москве. Под Пензой в его имении выращивали лен, который был одним из видов сырья для фабрики.

Четвертый брат Константин Федорович являлся компаньоном этой фабрики. Жил в Воронеже, владел большим конным заводом. После смерти отца четыре брата объединили свои капиталы и в селе Успенском построили современную ткацкую фабрику. Так было создано "Фабрично-торговое товарищество братьев А.В.К. и С.Памфиловых".

Много сил и энергии вложили братья в свое детище: сами участвовали в проекте, следили за ходом строительства, закупали оборудование и материалы.

Почему они избрали Успенск под строительство фабрики? Потому что им было известно, что жители хорошо знают ткацкое дело, в редком доме не было ручного ткацкого станка. Все ткачи Успенска были связаны с Павлово-Посадом. Агенты из этого города привозили сырье (шелк), а увозили готовые шелковые платки с кистями. Моя мать рассказывала мне, как ее бабушку еще девочкой учили работать на деревянном ручном станке. Еще моя прабабушка вспоминала, как, отправляясь с готовой продукцией в Павловский Посад по Старо-Павловской дороге через дремучий лес, они брали с собой еду для беглых каторжников. По этому тракту Москва-Владимир отправляли через Богородск и Успенск ссыльных на каторгу.

На фабрике работали, не считая рабочих в лесном хозяйстве, более тысячи человек. Ткачи работали так: один день с 4 утра до 10 часов плюс перерыв, затем с 16 до 22 часов. Таким образом, работали 10 часов. На другой день работали с 10 до 16 часов. 6 человек работали на двух станках. На работу в ученики принимались дети 11-12 лет, которые на одном станке под руководством своих родителей или родственников обучались ткацкому делу. Зарплата у ткачей была гораздо ниже, чем у Морозова. У Памфилова ткачи получали 10-15 рублей, у Морозова 20-25 рублей.

Остро стояла проблема с жильем все приезжие жили на частных квартирах. Они снимали "углы", где можно было переночевать.

Молодежь, обучившись ткацкому делу, уходила на работу к Морозову, который с удовольствием их принимал.

Моя мать, которая тоже работала ткачихой у Морозова, рассказывала, как опасно было ходить в одиночку после работы в вечернее время. В лесу водились волки. Поэтому после вечерней смены успенские ткачи собирались вместе, и у каждого в руках горела свеча, вставленная в бутылки без дна. Таким образом, отпугивали волков, которые иногда с завыванием сопровождали их по обочине леса.

На ткацкую фабрику Памфиловых приезжали работать революционно настроенные рабочие, которые устраивали митинги и призывали рабочих к забастовкам.

 

Начало нынешнего столетия

В 1905 году разразилась грандиозная забастовка рабочих, которые требовали повышения зарплаты, улучшения рабочих и жилищных условий. Бастовали больше недели. Морозовские рабочие были солидарны с бастующими и, как могли, поддерживали их материально. Собирали средства, продукты. В.Ф.Памфилов был вынужден вызвать казаков, которые находились в Богородске, заявив, что рабочие громят фабрику. Но погрома не было. Мать мне рассказывала про эту забастовку: как казаки с нагайками ходили по фабрике, но ни один станок не был включен. Организаторы этой забастовки были арестованы. Но хозяева, напуганные волнением рабочих, пошли на некоторые уступки: зарплату увеличили на полтора-два рубля. Стали выдавать ссуды на строительство жилых домов, отпускали строительный лес. Началось переоборудование большого склада под жилье казарменного типа. Это бывший склад порохового завода. Еще при строительстве ткацкой фабрики Памфиловы надстроили второй этаж над этим складом для квартир служащих, а после забастовки были построены котельная и общая кухня, как во всех казармах того времени.

Лес, который находился между Глуховым и Успенском, разделили на участки и распродали его на корню под строительство домов. Так образовался поселок Памфиловка.

 

Быт и нравы

Село Успенское расширялось. Если в 1897 году по всероссийской переписи населения в Успенске было 2300 человек, то к 1910 году их стало в два раза больше.

В этом году на фабрике была вторая забастовка, но значительно слабее: рабочие своих требований не добились.

Чем же занимались жители Успенска?

Они имели приусадебные участки, на которых выращивали овощи и фрукты. Водили скот, лошадей. Были у них общественные укосы и пастбища. Стада были крупными более трехсот коров.

Весной при угоне скота на летнее пастбище местный священник проводил службу у часовни на перекрестке дорог, и каждое животное окроплял святой водой.

В Успенске была вторая часовня напротив пожарного депо. Внутри нее находилась чаша с ключевой водой. Она считалась святой, и каждый молящийся старался отлить ее в какую-нибудь посудинку, чтобы попить или умыть лицо.

В селе было много кустарей, которые изготовляли разные детали для ткацкого производства. Действовали даже две небольшие фабрики, снабжающие различными приспособлениями ткацкие фабрики и Памфиловых, и Морозовых. Одна из них, челночная фабрика Филиппова, при Советской власти была переоборудована под школу, а два жилых дома при ней под детский сад.

Фабрикант Филиппов, выходец из крестьян, большие средства вкладывал в Успенскую Церковь. Он же купил для нее большой колокол. Похоронен Филиппов с большими почестями у центрального входа в храм. Могила была огорожена красивой изгородью. Чернел мраморный памятник.

Другая небольшая фабрика - фабрика Часова выпускала металлические принадлежности для ткацкого производства. В советское время она стала называться "Успенский металлист".

В Успенске было много крупных и мелких торговцев. Самый богатый торговец Монахов имел большой универсальный магазин. Была у него на втором этаже большая чайная. Напротив, через дорогу была вторая чайная Турлуповых. Эти чайные никогда не пустовали. Бывали в них и заезжие, которые, проезжая мимо на лошадях с обозами и даже скотом, сами сытно ели и лошадей да погонный скот кормили.

Местные мужики собирались вечерами и распивали водку. Иногда случались и драки. Зачастую только из газет узнавали о ходе русско-японской войны - неудачи на фронте волновали всех.

Кроме частных магазинов в Успенске был казенный водочный магазин. Его называли "Казенкой". Водка там продавалась в бутылках различных объемов от "шкалика" (50 граммов) до пятилитровой бутыли.

Старожилы помнят огородников, которые снабжали овощами всю округу.

 

Недобрые искры

Позорная война с Японией и тяжелые условия работы на фабрике, низкая заработная плата приводили к большим волнениям и забастовкам. Все промышленники того времени искали выход, чтобы отвлечь рабочих от бунтарства. Памфиловы совместно со всеми богачами и жителями Успенска построили новое кирпичное здание пожарного депо с каланчой, которое было крайне необходимо, так как частые пожары приносили большие бедствия жителям.

Всех взрослых мужчин стали вовлекать в "Успенскую добровольную пожарную дружину". Набралось более ста добровольцев. Начальником над ними стал управляющий ткацкой фабрикой Памфилова Бирюков Александр Иванович, энергичный и всеми уважаемый человек. Он добился всего, что было необходимо пожарной дружине. Регулярно по графику он проводил занятия по пожаротушению. Каждый пожарный четко знал свои обязанности. Эти занятия сплачивали их и дисциплинировали. На деле во время пожаров они выезжали не только в Успенск, но и в Богородск и соседние деревни и села. Добровольная пожарная дружина считалась одной из лучших пожарных дружин в округе.

Для молодежи в пожарном депо устраивались концерты, спектакли силами сельской местной интеллигенции и рабочих. Проводились занятия духового оркестра, который был организован из молодежи рабочих и служащих. По воскресным дням для молодежи устраивались под духовой оркестр танцы.

Однажды, как рассказывала мне мать (тогда была совсем юной) 29 июля 1906 года группу молодых парней из Успенска арестовали за пение революционных песен. В этот день вечером в пожарном депо для молодежи под духовой оркестр проводились танцы. В конце вечера оркестр заиграл "марш", что означало конец танцев. Но развеселившейся молодежи не хотелось расходиться, она продолжала танцевать под "марш". И вдруг кто-то запел "Смело, товарищи, в ногу!". Оркестр подхватил мелодию. Все вышли на улицу, распевая эту революционную песню. У кого-то появился красный платок, его привязали к длинной палке. Так получился красный флаг. Громко распевая "Смело, товарищи, в ногу", никто не заметил, как на шоссе галопом на лошадях неслась группа казаков, которая ежедневно объезжала окрестности Богородска. Вдруг кто-то крикнул: "Казаки!". Все бросились врассыпную. Большинство под мост через реку Васса. Бежавших по шоссе, казаки настигли и стали стегать нагайками. А вот Петра Пронина, Ивана Калинина, Ивана Зверева, Василия Алешина и других арестовали. Их доставили в жандармский участок, в котором они пробыли несколько дней. А затем, взяв с них подписку, отпустили. С тех пор надолго прекратились все увеселительные мероприятия в пожарном депо. Но поколебать революционный дух молодежи того времени было очень трудно. В зимнее время молодежь собирались у кого-нибудь дома и тихо в полголоса распевали полюбившиеся им революционные песни. Собирали, распространяли между собой новые. А в летнее время молодежь любила проводить свой досуг в орешнике за Успенском, где под гармошку танцевали и негромко пели русские народные песни и обязательно революционные.

 

Грустный заход

После 1910 года в связи с раздачей кредитов на строительство домов рабочим финансовое положение Памфиловых пошатнулось. Они не выдерживали конкуренции с Морозовым. В 1915-16 годах все братья, кроме Сергея Федоровича, из компаньонов выбыли.

За большие долги фабрика перешла к московскому фабриканту Заславскому, который задумал в короткий срок расширить производство. Он хотел построить свои прядильную и красильную фабрики. Для этого было закуплено новое оборудование и строительный материал. Производством продолжал заниматься В.Ф.Памфилов, так как сам Заславский был все время в разъездах. Он занимался крупной торговлей. У него в Москве и Петрограде были крупные магазины. Но мечта его о перестройке ткацкой фабрики Памфиловых не свершилась.

 

Успенск в советское время

Грянула революция, и он эмигрировал за границу. Фабрика отошла к "Кустовому правлению Глуховской мануфактуры". Директором был назначен бывший управляющий фабрикой А.И.Бирюков. В.Ф.Памфилов был выселен из особняка, где он проживал. В Москву к своим детям он не поехал, а жил вместе с рабочими в бывшей своей богородской бане. Когда он умер и где похоронен неизвестно.

Почему Памфиловы так быстро разорились? У них с Морозовым была постоянная вражда. Морозов по своему положению и характеру не терпел зависимости от кого-либо. Но от Памфиловых был зависим. Во-первых, потому, что пользовался электроэнергией (она была нужна для красильной фабрики) и платил большие средства. А во-вторых, Глуховский мост через Клязьму находился на земле Памфиловых. Морозов предлагал большие деньги, чтобы Памфиловы продали ему этот участок, и обещал вместо деревянного моста построить чугунный, неразборный деревянный мост каждую весну перед ледоходом разбирался. Повозки и людей в это время с берега на берег перевозили на пароме. Но Памфиловы ни на какие уступки не шли. И поэтому Морозов старался давить их своей конкуренцией.

 

***

Наступила тяжелая пора для нашей страны: гражданская война, разруха, голод, эпидемия тифа. Но фабрика, несмотря на тяжелое положение, продолжала с перебоями работать. Не хватало сырья, смазочного материала. В феврале 1921 года в канатном отделе случился пожар. Огонь по канатам распространился по всей фабрике. С этого дня она прекратила свое существование. Станки все вывезли, стены разобраны. Осталась целой только электростанция. Все рабочие перешли на другие ткацкие фабрики Глухова и Богородска.

В эти годы председателем сельского совета Успенска работал мой отец Федор Кириллович Гольцов. Он пользовался большим авторитетом не только среди жителей Успенска, но и среди рабочих красильной фабрики Морозова, где работал в ремонтно-механическом отделе.

В 1918 году рабочие Глухова избирают его в комитет по борьбе с эпидемией тифа. Тифозных больных везли в больницы, Глуховский клуб. Их нечем было кормить, лечить. Помещения, где находились больные, не отапливались. Не хватало медицинского персонала. Поэтому больные часто умирали.

Затем отца избирают председателем больничной кассы. В его обязанность входило обеспечение больницы медикаментами и продовольствием. С этим вопросом он поехал в Москву к наркому здравоохранения Семашко. Тот его принял, внимательно выслушал и дал распоряжение на получение, хотя и в очень малых количествах, того, что требовалось, медикаментов и продовольствия.

В 1920 году моего отца жители Успенска избрали председателем сельского Совета. Для детей и рабочих, чтобы спастись от голода, Успенский сельсовет создает продотряды из рабочих ткацкой фабрики, организует в школе горячие завтраки. А кормили детей чечевичным супом с воблой и кусочком хлеба со спичечный коробок. Не было учебников, бумаги, чернил, мебели, но школа работала. Она располагалась в доме фабриканта Памфилова. В пустующем доме старого священника были организованы детские ясли. Владельцы коров сдавали какое-то количество молока в ясли для кормления младенцев.

15 октября 1920 года в Большом театре проводилось совещание председателей уездных, волостных и сельских исполнительных комитетов Московской губернии. Мой отец как председатель сельского Совета, получив мандат на это совещание, видел и слушал В.И.Ленина, который выступал с докладом о международном положении и отвечал на массу вопросов слушателей. Этот день ему запомнился на всю жизнь.

Когда в феврале сгорает ткацкая фабрика и после пожара в целости остается электростанция, встал вопрос, как ее сохранить. Сельский Совет решил электрифицировать село. Но где взять материал для этого?

Составили план электрификации, смету на необходимый материал и поручили отцу, как председателю, поехать в Москву к наркому электрификации Кржижановскому. Тот внимательно выслушал его. Заготовил письмо на электростанцию Классона (сейчас Электрогорск), чтобы выделили для электрификации села Успенского Буньковской волости Московской губернии необходимый материал.

На Классоне получили провод, шнур, изоляторы... Начали заготавливать лес для электростолбов. Все население принимало участие в электрификации. И к 1923 году село Успенское было полностью электрифицировано. А в 1929 году село Успенское было включено в черту города, теперь уже Ногинска. Электростанция была закрыта, а Успенск подключен к МОГЭСу.

В годы первых пятилеток на месте ткацкой построили картонную фабрику №12, приспособившую электростанцию для своего производства. (Лет пятнадцать тому назад эту фабрику закрыли из-за экологического нарушения, то есть фабрика засоряла Клязьму своими отходами).

Жители Успенска работали на различных предприятиях Ногинска, Глухова и Электростали. Многие учились в средних и высших заведениях, Но усилились репрессии: раскулачивания, ссылки, расстрелы. Из Успенска выселили всех бывших торговцев, огородников, владельцев скота.

Успенский храм не только закрыли, но и разгромили. Уже на моей памяти сбрасывались на землю и разбивались колокола. Я с детства хорошо помню внутреннее убранство храма. Все сияло золотом. Какие ценные были в ней иконы! И вся эта ценность ломалась, иконы снимались, складывались в Церкви в кучу и поджигались. Я хорошо запомнила, как молодой, красивый дьякон в слезах умолял, чтобы не жгли иконы, а отдали жителям на сохранение. Но его не слушали и продолжали свое греховное дело. На следующий день дьякона не стало. Его ночью арестовали и сослали. Церковь приспособили под клуб молодежи. Стены и потолки с ликами святых закрасили. Но этот "клуб" никто не посещал, кроме малолетних детей, которым бесплатно показывали кинофильмы. Жители долго добивались, чтобы Церковь вновь была открыта. Получив разрешение, с большим трудом стали наводить в храме порядок, но перед Великой Отечественной войной его вновь закрыли.

Постепенно из года в год Церковь теряла свой прежний вид и ветшала.

На территории Церкви были захоронения самых почетных и достойных жителей Успенска. Но могилы были уничтожены, а ценные мраморные памятники и красивые ограды куда-то исчезли. Все с тоской наблюдали за тем, как Церковь на глазах разрушалась, а на ворота храма была повешена формальная табличка: "Охраняется государством". Как только не оскверняли дом Божий! Был он колхозной сушилкой, зернохранилищем, мастерской по ремонту автомашин. На территории храма, на костях предков построили гаражи. Архитектурное сооружение Церкви было почти полностью разрушено. И только в 80-е годы общество по охране и реставрации памятников истории Московской области забило тревогу.

В "перестроечные" годы после длительных хлопот жителей поселка и участия бывшего архимандрита Богоявленского собора, храм Успения Божией матери был открыт. Жители не только Успенска и Памфиловки приходили ежедневно, чтобы посильно помочь навести в нем порядок. Отбойными молотками разрушали стены новоиспеченных пристроек и толстый слой бетона, которым был залит пол.

Не жалея сил, все старались за летний период навести в Церкви порядок, чтобы открыть ее к престольному празднику Успенья. И вот в день Успения Божией Матери ее освятил священник. В этот день храм был переполнен. Прихожане делали большие пожертвования на его восстановление, приносили иконы. Для многострадальной Церкви началась новая жизнь.

 

***

В Великую Отечественную войну почти все мужчины были на фронте. Многие уходили добровольцами. Но не все вернулись с войны. Более 300 сельчан отдали жизнь, защищая нашу Родину.

В день 35-летия Победы над фашистской Германией в Успенске был открыт памятник погибшим воинам в Великую Отечественную войну. За 55 лет после войны резко изменился облик Успенска. В микрорайоне построены крупные промышленные предприятия, крупная птицефабрика с жилым массивом, где красуются пятиэтажные благоустроенные жилые дома с продуктовым, хозяйственным и галантерейным магазинами. Построены по новому образцу прекрасная школа, детский комбинат, поликлиника с аптекой, Дворец культуры. Построен прекрасный завод "Эталон", "Эмальпосуда", крупные транспортные предприятия: грузовое автохозяйство, пассажирское, сервис по ремонту автотранспорта, предприятия газового хозяйства и электросети. К Успенску также относится и хлебокомбинат. Жители любят Успенск и гордятся им.

 

Юные жители Успенска о родном поселке

 

Успенск - окраина Ногинска,

Здесь вырос и родился я,

Живут со мною по соседству

Все мои лучшие друзья.

Люблю я это место

И нет его родней.

Мне всё в Успенске дорого,

Он сердцу всех милей,

 

* * *

Утопают в зелени улицы весной,

Соловьи в черемухе славят край родной!

Домики древесные, а в садах цветы

Солнце краснощёкое смотрит с высоты.

 

* * *

Успенск - поселок детства!

И где бы не был я,

Я остаюсь с тобою,

Ты - Родина моя!

 

* * *

Могу прожить отмеренные годы

В другой стране, в другом краю,

Но речки Клязьмы милые мне воды

Всегда утешат боль мою.

 

* * *

Укромный уголок среди лесов.

И люди тянутся сюда со всех концов.

Пейзажи здесь волшебной красоты

Талантливо ложатся на холсты.

Родной Успенск! В любую непогоду

Ты мил! Я очарована тобой!

Красив в любое время года.

Всегда я обретаю здесь покой.

Фотографии Фролкина Алексея (уч-ся школы №4)

Библиотека. Бывший дом А.И.Бирюкова

Библиотека. Бывший дом А.И.Бирюкова

Бывшее здание пожарного депо

Бывшее здание пожарного депо

Бывший парк около церкви

Бывший парк около церкви

Дом (детский сад) фабриканта Филиппова

Дом (детский сад) фабриканта Филиппова

Дом (детский сад) фабриканта Филиппова

Дом (детский сад) фабриканта Филиппова

Памятник успенцам, погибшим на Великой Отечественной войне

Памятник успенцам, погибшим на Великой Отечественной войне

Плотина в Успенске

Плотина в Успенске

Постройки времён Панфиловых

Постройки времён Панфиловых

Река Клязьма в районе Успенска

Река Клязьма в районе Успенска

Современный Успенск

Современный Успенск

Современный Успенск

Современный Успенск

Челночная фабрика Филиппова

Челночная фабрика Филиппова Ср.шк.№4. Микрор-н Птицефабрика

Ул. Октябрьская

Ул. Октябрьская

ул.Старо-Владимирская (дорога)

ул.Старо-Владимирская (дорога)

Улица Г.Клюева (бывш.Каляева)

Улица Г.Клюева (бывш.Каляева)

Храм Успения Божией Матери

Храм Успения Божией Матери

Челночная фабрика Филиппова

Челночная фабрика Филиппова

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank