Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Богородский атлас / Щёлковский район / Головинский сельский округ

В Головинский сельский округ входят деревни: АКСЕНОВО, ГОЛОВИНО, ГОРБУНЫ, КОЗИНО, КОСТЫШИ, МОСАЛЬСКОЕ (Богородское), МАВРИНО, СТЕПАНЬКОВО (Никольское.

В 1994 году в Москве вышла из печати «Археологическая карта России», где рассказывается, что в районе деревни Головино в 1980-84 годах археологическая экспедиция во главе с археологом С.З.Черновым открыла два селища XI-XIII вв. и XV-XVII вв., да семь курганных могильников. Найдена древнерусская и средневековая красноглиняная и белоглиняная керамика. Так что заселение этого края произошло издавна, с первопоселенцев Подмосковья из северных славян-кривичей.

Главное богатство края – красота природы. Сегодня – это привлекательное дачное место. Всего в округе 503 постоянных жителя. Летом их количество возрастает в десятки раз.

Головино

В писцовой книге поместных и вотчинных земель, лежащих вокруг Москвы, упоминается в 1570-72 гг. «в Шеренском стане …пустошь Головина». Числилась пустошь тогда за князем Федором Татевым. Позднее в ней уже был двор вотчинника да четыре двора крестьянских, в которых проживало 18 человек. Стояла она на речке Киленке (Кинелке). Название селения, вероятно, происходит от фамилии владельцев Головиных – в 1576 г. г. Кирей Григорьевич Головин Исупов владел соседней пустошью Оксеново.

Жители Головина были в основном земледельцами, мужчины занимались также извозом, женщины дома пряли лен, шерсть, на самодельных ткацких станах ткали полотно, а впоследствии с таким же успехом занимались шелкоткачеством .

В 1725 г. и 100 лет спустя селение принадлежало дворянам Протопоповым: сначала Ивану, подпоручику Лейб-гвардии Семеновского полка, в 1773 г. его сыну Сергею, в 1812 – некой Анне Алексеевне Протопоповой.

В 1824 году сельцо Головино - у дворянина Старого Александра Ивановича, а в 1832 г. – у действительного статского советника Николая Петровича Демидова (ок. 1783 – 1851) с 22 крестьянскими домами (90 муж. и 88 жен.). Да в селе был купеческий дом с 10 живущими.

Н.П. Демидов был из знаменитого рода уральских заводчиков Демидовых. В юности, подпоручик артиллерии Лейб-гвардии Семеновского полка, был участником сражения при Аустерлице, где сражался до последнего выстрела, попал в плен и отмечен за мужество Наполеоном. Артиллеристом принял участие в битвах Отечественной войны 1812 г., в 1816 – гвардии полковник артиллерии, затем был на «статской службе» – действительный статский советник, жил в СПб., в Москве, долгое время жил за границей. Он – самый многогранный из Демидовых - автор многочисленных работ на русском и французском языках по юридическим, политическим и финансовым вопросам.

Журнал "Воин" недавно так описал его подвиг при Аустерлице: «Русская гвардейская пехота начала отступление к Валькмюльской переправе через ручей Раусниц, до которой было около полутора километров. Чтобы преодолеть это расстояние, ей понадобился целый час, так как местность была вязкой от грязи, что очень затрудняло движение….

Во время этого отступления русская пехота потеряла одно из приданных ей орудий 3-го взвода легкой роты Касперского. Этим взводом, действовавшим на левом фланге Лейб-гвардии Семеновского полка, командовал юный подпоручик Николай Петрович Демидов. У одного из его орудий лопнул отвоз. Демидов и вместе с ним два нижних чина (артиллерист и семеновец) решили остаться при нем, в то время как другая пушка отступила вместе с Семеновским полком. Когда французские кавалеристы подскакали к оставшемуся орудию, Демидов сам приложил фитиль к пушке, раздался выстрел, а затем французы окружили смельчаков. Отбиваясь шпагой, подпоручик ранил одного из неприятелей, но затем был обезоружен и взят в плен вместе с орудием и двумя солдатами. Спустя полчаса он был доставлен к Наполеону. Между императором французов и молодым офицером произошел памятный диалог, отраженный потом в мемуарах Ф. П. Сегюра. Демидов, в отчаянии из-за того, что в руки противника попало орудие (а в то время у артиллеристов это считалось столь же позорным, как и потеря знамени), стал биться в истерике и кричать, чтобы его расстреляли. Сам Наполеон подъехал к нему и спросил «В чем дело?» «Прикажите расстрелять меня, Ваше Величество, я потерял свою пушку!» - воскликнул Демидов со слезами на глазах. «Успокойтесь, молодой человек, - сказал ему Наполеон, - вы достаточно ее защищали, к тому же есть некоторая честь быть взятым французами». Художник Франсуа Жерар запечатлел Демидова и его пушку на своей известной картине «Битва при Аустерлице».

У Николая Петровича были только дочери - Александра, София и Мария.

В 1845-52 гг. году владелицей Головина была генерал-майорша Доминика Степановна Асланович, которая в своей вотчине не проживала. Дворов крестьянских насчитывалось 21, в них было 96 мужских и 98 женских душ.

«Справочная книжка Московской губернии на 1890 г.» отметила здесь усадьбу прусского подданного Карла Христофоровича Гера, вероятно принятого на службу купцами Залогиными для управления отделениями Фряновской фабрики.

Через 40 лет после отмены крепостного права, к 1899 году число изб выросло до 40. У крестьянского общества было 293 десятины земли (пашенной – 189), в хозяйствах - 18 лошадей, 28 коров, да 22 овцы. Грамотных и учащихся в деревне - 42 муж. и 16 жен. пола. Из промыслов центральное место занимало шелкоткачество. Им было занято в своих избах – 69 человек, а 42 – работало на стороне - на Фряновской камвольно-прядильной фабрике братьев Залогиных.

К 1926 году дворов в сельце прибавилось до 90, количество жителей – 385 человек. В 1929 году был организован колхоз «Луч», переименованный вскоре в «Искру». После Великой Отечественной войны произошло объединение колхозов в Головине и Маврине, еще позже это объединенное хозяйство присоединили к совхозу «Фряновский».

Речка Киленка разделяет Головино на две части. Часть деревни - 16 домов на одном берегу Киленки - называют «кукуевкой» (из пернатых чаще всего здесь кукушку услышишь). Отсюда красивый вид на основную деревню («Максимовку»). Она вся утопает в зелени, огороды полого спускаются к Киленке, которая также таится в густых зарослях ольхи да ивы. Старожилы рассказывают, что было здесь когда-то имение лесничего Усачева, парк, пруд с дном, выложенным изразцами.

Сегодня в Головине 202 постоянных жителя, 103 хозяйства. Администрация расположена в заново отремонтированном здании бывшей школы, закрытой после постройки на Аксеновском поле, в ближней части Фрянова, школы №1. Здесь же библиотека и клубное помещение Головино.

Нельзя не упомянуть и новую часть сельца («Иовлево»)– переселенцев из старинного села Иовлево, оставшегося за колючей проволокой артиллерийского полигона Красноармейска, из-за чего и были выселены жители сюда в Головино, а церковь села Иовлева, говорят, меткие летчики со Чкаловского аэродрома разрушили бомбами до основания во время своих тренировочных полетов. И только новоселы бережно хранят воспоминания о селе, где жили их предки. Вспомним его историю.

Иовлево (Иевлево)

Земли бывшего села и соседние к нему территории принадлежат Щелковскому району, и мы сообщим немного сведений об истории этого села и истории церкви Рождества Христова.

Стояло Иевлево на знаменитом древнем Хомутовском тракте, шедшем почти прямым радиусом из Москвы через Хомутово и село Петровское и Иевлево на север к Переславлю-Залесскому. Дворцовое село Петровское было в 7 верстах от него и многие годы они принадлежали одним и тем же владельцам.

В 1575 году, когда многие селения рассматриваемой территорией были только пустошами Иевлево, было уже приселком дворцового села Петровского. Название его происходит – от отчества Иевлев по личному имени Иов или фамилии владельца – Иевлев. Вот почему в разных местах название это звучит по разному – через О или Е. В XX веке – Иовлево . Такое же название вначале имело и соседнее Царево, близ г. Красноармейск.

Церковь Рождества Христова отмечена уже в 1589 г., деревянная, со многими иконами ; затем ее не раз обновляли, в начале XIX в. построено каменное здание.

Иовлево (Иевлево) +д.

Иконникова

1745 Ш. и От. стана 23 д.м.п., генеральша БАЛК 1. Матрена Ивановна и 210 дмп. действ. камергера и кавалера Петра Федоровича Балк, 1725 – отец его Федор Николаевич

1773 БАЛК Марфа Васильевна урожденная Щереметева и племянник Федор Павлович БАЛК-ПОЛЕВ

1812 Петр Федорович БАЛК-ПОЛЕВ, действительный камергер,

и генерал-майор ШЕРЕМЕТЕВ Василий Сергеевич

1832 БАЛК-ПОЛЕВ Петр Федорович. 1852 БАЛК-ПОЛЕВ2. Петр Федорович, действительный тайный советник усадьба помещика Инокентия Кузьмича Дарагана бумаготкацкая ф-ка мещанки Мавры Прокофьевой Мушихиной 13 раб. упр. сама.

В 1890 г. и в 1913 г. справочники Московской губернии отметили в селе (или рядом) усадьбу дворянина Иннокентия Кузьмича Дарагана. Был он заядлым охотником и состоял в Московском обществе Охотничьих конных бегов и в Императорском обществе Размножения охотничьих и промысловых животных. Так что вероятно, в семейных легендах крестьян остались воспоминание об этом. Сестра его была замужем за Пантелеевым и попечительствовала над школой в селе Маврине (см) .

В приход Христорождественской церкви села в 1930-х гг. входили также деревни Иконники, Шелково, Харламиха, Новленское, Кресты.

Последним священником церкви был 74-летний о. Александр Румянцев (1864-после 1939). В 1930-х г. под разными предлогами власти начали притеснять церковь и утвердили ее реальное закрытие 1939 г. решением Мособлсовета только 20.2.1941. (См. в конце)

Словно предчувствуя это и гибель всего села священник переписал тщательно прихожан своего прихода и их возраст. Так в Щелковском городском архиве сохранились 20 фамилий более 200 взрослых жителей этого исчезнувшего большого села: Богаткины, Богатовы, Вдовины, Волковы, Гвозковы, Гореловы, Денисовы, Енцовы, Козловы, Корякины, Костеровы, Костровы, Лихины, Мельниковы, Митины, Носанковы, Носыгины, Орелины, Ребровы, Щетневы .

Еще недавно близ «иевлевской» части Головина по какой-то ошибке дорожники поставили указатель «Иевлево». Потом его убрали, но ради этой памяти мы и поместили рассказ о старинном селе.

Аксеново

В 1860-х годах эта деревня стала центром Аксеновской волости, самой северной волости Богородского уезда с 26 селениями и 4 892 жителями в 1899 г. Туда вошли Аксеново , Беседы, Бобры (Лунево), Богородское (Мосальское), Ботово, Гаврилково, Глазуны, Головино, Горбуны ч.1, Горбуны ч.2, Гридьково, Дубровка 1я, Дубровка 2я, Еремино, Ескино, Жеребцы, Костыши, с.Маврино, Могутово, Ново-Обухово, Пареево, Петрищи, с.Троицкое-Рязанцы, Старки, Степаньково (Никольское), Стояново , с.Стромынь, Сурмино , Шастово. ( курсивом – сегодня в Ногинском районе).

Еще Писцовые книги Московского уезда 1573-74 годов отметили в Шеренском стане «пустошь Оксенова за Иваном Борисовым сыном Кравцовым, что было преж за Микитой за Даниловым сыном Годуновым в поместье…».

Писцовые книги 1576-78 годов отметили в Объезжем стане «пустошь Оксеново» 23 чет (ок. 12 га) за Киреем Григорьевичем Головиным Исуповым и за Окинфей Озеровым. В книгах 1584-86 гг. оно названо как «пустошь Оксиньино Оксеново тож» (за крестьянином Черноголовской волости за Юшком за Лукьяновым да за Тимохою с товарищи… что было в поместье за Иваном за Горенским – земли – 4 чети, 26 чет поросшей лесом земли).

«Оксеново» подтверждает «оканьем» северное (волжское) происхождение живших здесь славян. Московское «аканье» в конце концов победило и установило название Аксеново. Название происходит от мужского имени Оксён-Аксён.

С 1759 года Аксеново у армянских купцов Лазаревых - Лазаря Назаровича и его дяди Петра Сафаровича, купивших у армянского купца Шериманяна шелковую фабрику и у местных помещиков село Фряново. Во владении Лазаревых Аксеново находилось более 100 лет.

В 1812 году деревня во владении внуков Лазаря Лазарева, детей Екима Лазаревича Лазарева: Ивана - надворного советника, Христофора - переводчика, Лазаря - прапорщика, и Артемия - портурей-прапорщика. Документы рассказывают, что тогда в 1812 году 8 аксеновских крестьян ушли ополченцами защищать Москву и Россию.

Во время войны с Наполеоном погиб в 1813 году при освобождении Европы один из владельцев юный Артемий Екимович Лазарев. Его портрет удалось найти в Калужском краеведческом музее, и он представлен читателям.

Несмотря на продажу в 1828 г. Лазаревыми фряновской фабрики и самого села, Аксеново сохранялось в их роду до самой отмены крепостного права в 1861 году. В 1832 г. им владел Иван Екимович, действительный статский советник. В 1850 г., когда в Аксенове было 35 дворов и 225 жителей, – Христофор Екимович, к которому перешло по наследству в 1860 г. все огромное наследство Лазаревыхи.

В Ревизских сказках 1858 года названа владелицей Аксеновской вотчины его жена Екатерина Мануиловна (Эммануиловна) Лазарева урожденная княжна Манук-Бей.

Управлял вотчиной тогда деловой крестьянин Дмитрий Герасимович Рысин, вероятно, из крепкого крестьянского рода. В 1870-х здесь была бумаготкацкая и отбельная фабрики его брата Василия Герасимовича Рысина.

Интересную справку землемеров по Аксенову привели в 1870 г. земские статистики:

« Д.Аксёново Богородского уезда. Собственники – из помещичьих (крестьян). Всего дворов 51, из них безхозяйных – 3, безземельных – 8. Ревизских душ – 107, работающих – 66. Душевой надел 2,2 десятины. Платежей на душу - 11 рублей, на работника – 18 рублей. Промысел местный и отхожий – ткачи. Хлебопашество поддерживается – пустырей нет. Безлошадных – 7 хозяйств. Недоимок – 1100 рублей.

Надел наваливается с десятилетнего возраста, но полный, а платеж до 18-летнего возраста за половину надела. Эти достигается то, что переделы полей не столь часты, как при дробной разверстке земли. Разверстка платежей и здесь дробная , но земля наваливается полным наделом, т.е. как подросток 10 лет, так и работник 20 лет получают надел в одинаковом размере. По выходе на волю (в 1861) было только два общих передела мирских полей по жребию».

В 1899 году в Аксенове в 68 избах жило 269 чел. У них было 238 десятин земли (пашенной - 166), 33 лошади, 50 коров, 10 коз и 17 овец. В 5 местных шелкоткацких фабричках и на дому работало 44 мужчины и 77 женщин, 44 мужчины и 19 женщин работали вне селения. Грамотных и учащихся было 68 мужчин и всего 17 женщин.

В 1913 году в Аксенове остались две шелкоткацкие фабрички – Мариночева и Лаврентьева.

Такова древняя история селения Аксенова.

Сегодня в ней 125 жителей и 60 хозяйств. На части ее земель теперь расположился большой микрорайон пос. Фряново и фабрика по производству керамических плиток компании «Лира-Керамика».

Козино

Писцовыми книгами 1584-86 гг. в Объезжем стане отмечено владение Пречистенского Стромынского монастыря - «пустошь Козино на речке на Шеренке, а в ней два двора Ивана и Семена Собакиных, и живут в ней деловые люди».

Шесть селений в Подмосковье имеют такое название от распространенного в XV-XVI веке неканонического имени Коза или от фамилии Козин .

Впоследствии деревенька близ старого Фрянова осталось такой же маленькой деревней, которая иногда не показана на картах. Сегодня постоянных жителей в 7 хозяйствах – 8 человек.

Костыши-Никольское

Деревня Костышевка на правом берегу реки Дубенка известна с 1678 г., когда оно входило в вотчину дворянина Аверкия Сидорова Опухтина (Апухтина), которому принадлежало соседние сельцо Никольское и деревня Степановка.

Наименование деревни, возможно, произошло или от личного имени Костыга (1496) или от искаженного церковного имени Константин (в XIV-XVI вв. – Констянтин) – Костило, Кстиня и др.

Старожилы произносят название сельца как Кaстыши с ударением на первом слоге

Упомянутое Никольское – это стародавний погост Желтухино Лихарево тож, где стоял храм св. Николая Чудотворца (подробности см. Степанковское). Вот почему и получили Костыши главное наименование - Никольское, так названо оно и на карте 1856 г., а в перечне селений 1852 г. – Костыши. В старину, в писцовых книгах 1574-1586 г., его под этим именем не удалось найти, вероятно, селение появилось позднее или имело другое имя. Совсем неподалеку археологи нашли остатки древнего могильника и селища, так что поселение здесь появилось давно.

В 1748 гг. Никольское (5 дворовых) и д. Степанково (57 «душ мужеска пола») - вотчина внука Аверкия, отставного полкового квартирмейстера Петра Иванова сына Опухтина (Апухтина). Село было же за ним и по прежней переписи 1725 г. Еще в 1712 г. часть владения отошла к владельцу села Маврина Вешнякову Андрею Михайловичу, строителю Владимирского храма (затем у его сына Ивана и внука Петра).

Но главными владельцами оставались Апухтины. В октябре 1718 г. Лев Яковлевич Апухтин вместо ветхой церкви св. Николая чудотворца, стоявшей «без пения» с 1694 г., просил дозволения построить на Желтуховском погосте новую церковь.

Священник Николай Скворцов, описывавший исчезнувшие церкви Богородского уезда, цитирует любопытную надпись на деревянном храмозданом кресте, помещенном в сохранившейся е го время (1901 г.), часовне на месте несохранившегося Никольского храма:

«Освятися жертвенник Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа во храме иже во святых отца нашего Николая архиепископа Мирликийского чудотворца, что в погосте Николаевском Желтухине при державе Благочестивейшего Великого Государя Петра Алексеевича всея великия и малыя и белыя России Самодержца по благословению преосвященного Игнатия Митрополита Сарского и Подонского меж Патриаршества в лето от мироздания 7228, от Рождества Христова 1720 года Мая в 24 день на память преподобного отца нашего Симеона иже на дивной горе».

В 1812 году Никольское было уже во владении у Смольянской Елизаветы Семеновны, жены надворного советника.

В 1823 году - у ее мужа, статского советника Гаврилы Петровича Смольянского, у него господский дом с 29 дворовыми и 11 крестьянских домов с 91 жителем. Здесь же отмечена часовня от Владимирской церкви соседнего села Маврино.

В 1899 году в сельце было 18 изб с 80 крестьянами. Земли было 172 дес. (93 - пашни, 40 - покосов, 29 - лесных угодий) да 10 лошадей и 12 коров. Грамотными и учащимися было14 мужчин и 4 женщины. Основными промыслами были – домашнее шелкоткачество и размотка нитей с кокона шелкопряда.

В 1970-80-х годах эта деревня стала интересным объектом эксперимента с коттеджным строительством. Возвели в центре деревни клуб, малокомплектную школу, детский сад, баню-сауну, коттеджи. Сегодня в селе 110 жителей, 42 хозяйства. Часть жителей работает на соседней животноводческой ферме «Костыши» фряновского сельхозпредприятия.

Сказание об Иконе «Страстной» Божией матери

«Из остатков храма (в 1783 г. Никольский храм был упразднен из-за ветхости) , по благословению преосвященного Августина, построена на месте церкви часовня усердием жены статского советника Елизаветы Семеновой Смольянской; украшена же и освящена часовня супругом ее Гавриилом Петровичем Смольянским 1821 года 9 октября. Между другими, находящимися в часовне, иконами есть древняя Страстная икона Божией Матери, вырезанная из дерева и вставленная в позолоченный киот; есть еще чтимая икона великомученицы Параскевы-Пятницы. В пятницу 11-й недели по Пятидесятнице, после литургии, бывает крестный ход в эту часовню; празднование совершается Страстной иконе Божией Матери и великомученице Параскеве-Пятни-це». Так писал исследователь старины священник Н.Скворцов в 1901 г. [17]

Сегодня, в конце деревни, где липы вековые расположились четырехугольником, в низине стоит сегодня крошечная часовенка, а в ней под стеклом икона Страстной Божией Матери. Рядом под голубой крышкой «святой колодчик» (так ласково жители называют родничок). В одиннадцатую пятницу после Пасхи в деревне бывает празднество в честь Страстной иконы. По преданию, на этом месте было явление Страстной Божией Матери. Там, где липы стоят квадратом, построили в старину большую красивую часовню в честь этого события. В войну ее разобрали, но жители не забывают это место и народу собирается здесь очень много, и не только из окрестных деревень, но приезжают и из Литвинова, Фрянова, Фрязина, Щелкова.

Село Маврино (Сергиевское)

Одно из красивейших селений бывшего Богородского уезда, а с 1929 г. Щелковского района, - село Маврино. Оно расположено посреди широкого поля, окруженного обширными лесами, на берегу речки Дубенки, в 5 км от поселка Фряново (Щелковское и Фряновское шоссе).

Эти края обжиты славянами давно. Впервые одно из селений в верховьях речки Дубенки упоминаются в дальнюю старину, около 1382 г. Тогда в меновой грамоте великого князя Дмитрия Ивановича Донского великокняжеские земли у Медвежьих озер, что неподалеку от Хомутовской дороги, были разменены на село Воскресенское Верхдубенское, принадлежащее Симонову монастырю.

Как удалось выяснить по писцовым книгам, село с церковью Воскресения Христова на Дубенке продолжало существовать и в 1573-74 гг., но точное его расположение неизвестно. Вот как гласит писцовая запись об этом в Шеренском стане Московского уезда: «Да за Ондреем Тимофеевым Бакаковым с братией в вотчине, что было преже того за Ондреем за Степаном за Орменишными детми Княжнина в вотчине – село, что была пустошь Воскресенская, а в ней церковь Воскресения Христова, без пения, обвалилася». [2] Вероятно, именно об этом селе и шла речь в старинной грамоте. До наших дней селение не дошло.

По сведениям «Археологической карты России» близ Маврино остались следы какого-то древнего селения.

В той же писцовой книге 1573-74 годов впервые упомянуто и название Маврино в Шеренском стане (см. карту станов) как «Яковлевское поместье Евлашкова пустошь Маврино: пашни перелогу 40 четв в поле а в дву потомуж худой земли, сена 30 коп, лесу пашенного 6 десятин». Следующие писцовые книги 1584-86 гг. тоже упоминают такую же пустошь в этом стане, «за Глебом за Петровым сыном Хорошева на оброке пустошь Маврино на речке на Дубенке, что была на оброке за Федором за Наполским: пашни паханые 10 четьи, да перелогу 40 четьи в поле, а в дву потомуж».

Как пишут летописцы церквей и сел Московского уезда братья Холмогоровы, в 1623 г. Маврино еще значится «в порозших землях». В 1630 гг. пустошь Маврино значилась в дворцовых землях и была продана из поместного приказа в вотчину Афанасьеву Елизарьеву, а в дальнейшем владел ею Семен Львов.

В 1656 г. Маврино числится уже деревней. Продана она была Федором Петровичем Обернибесовым Игнатию Мусину-Пушкину, «по приказу сестры его – Обернибесова, вдовы Аксиньи Осиповны жены Веревкина и сына ее Ивана, и купила она ту вотчину у князя Семена Львова».

Череда владельцев

В переписных книгах за 1678 год написано: «за дьяком Федором Поплавским дер. Маврино, а в ней двор вотчинников, в нем 6 человек деловых людей, и 3 двора крестьянских, в них 10 человек». Как видно из записи это уже было крепкое селение.

Степан Жадовский, купивший дер. Маврино в 1683 г., продает ее Андрею Михайловичу Вешнякову, за которым в 1701 году она закреплена отказной книгой. В деревне в тот год были: двор вотчинников и 5 дворов крестьянских, жителей 34 человека. С именем этого владельца связано строительство церквей в Маврино и становление поселения как села.

«В 1693 г. в селе Маврине, оно же Сергиевское , построена была первоначально церковь св. Николая Чудотворца». Итак, в отличие от многих селений, Маврино свое новое название получило не по главному престолу ( Никольское ), а, вероятно, по бывшему в той деревянной церкви приделу св. прп. Сергия Радонежского. Вероятно, близость старинного Радонежа («Городка»), откуда начался путь мальчика Варфоломея, ставшего в монашестве Сергием, да и близость самой обители св. прп. Сергия Радонежского - Троице-Сергиевой лавры повлияло на это предпочтение. В подтверждение этого сообщим, что в новой каменной Владимирской церкви (освящена в 1703 г.) и сегодня сохранены приделы св. Николая Чудотворца и св. прп. Сергия Радонежского.

Кроме того, следует учесть, что невдалеке, в 3-5 верстах, на погосте Желтухино-Лихарево между Костышами и Степаньковым уже в 1584-86 гг. упоминается храм св. Николая Угодника, и в 1678 г. погост с вотчинным двором уже назван селом Никольское (см. описания Костышей и Степаньково) . Отсюда следует, что нельзя было нарекать соседнее, ставшее селом, Маврино таким же названием Никольское.

Та первая построенная церковь была деревянной, а в 1700 году «стольнику Андрею Михайлову сыну Вешнякова» дана была по его «обещанию» благословенная грамота патриарха Андриана на строительство каменного храма во имя особо почитаемой на Руси и в Москве иконы Владимирской Богоматери. В 1703 г. он «бил челом великому государю» и сообщал, что «ныне та церковь построена и совершено и ко освящению в готовности». 19 июля 1703 г. последовала резолюция «…выдать антиминс и грамоту о освящении церкви». Так появился на севере нашего края первый каменный храм.

В 1711 году Андрей Вешняков отписал Сергиевское Маврино своим сыновьям Ивану и Алексею. В 1773 году Маврино было уже большим селом в 17 крестьянских дворов и 118 жителей. Как сообщают «Экономические примечания» тех лет о жителях села, «женщины сверх полевой работы прядут лен и шерсть, ткут холсты и сукна, вяжут чулки для своего употребления и на продажу».

Село тогда принадлежало титулярному советнику, князю Фёдору Ивановичу Несвицкому из древнего рода Рюриковичей. Он же владел в это время и другим селением в нашем крае - сельцом Турабьево, что ниже Щелкова по Клязьме.

В войну 1812 года село было у Аладьиной Марии Петровны, жены высокого чина - действительного статского советника. Документы донесли до нас сведения, что из села 2 ратника ушли тогда в ополчение защищать Москву и Россию. В 1832 году селом владел коллежский советник Швент Иван Иванович.

Дворяне-купцы Пантелеевы

В 1852 году (а может быть и раньше) и до начала реформ 1861 года село принадлежало помещице Вере Михайловне Пантелеевой.

В отличие от предыдущих владельцев, про дворян Пантелеевых мы знаем теперь значительно больше из исследования архивных дел Дворянского собрания Московской губернии и истории села Гребнева.

Основатель рода, выходец из купцов Федор Пантелеев, первым получивший и фамилию Пантелеев) родился в 1757 г. Более 20 лет владел посессионной полотняной фабрикой в с.Спасском-Лаптеве у Болшева. Изобрел желтую краску для бумажных тканей, заменивших иностранную, за что награжден орденом св. Владимира 4 степени. В 1817 и ранее - член Комиссии для снабжения разоренных обывателей, занимающейся помощью погорельцам при французском нашествии. Как награжденный орденом ходатайствовал и получил право на дворянство.

Его дело продолжил сын - Федор Федорович, 1801 г. р., первая жена которого умерла в 20 лет после родов третьего ребенка, Федора. Вторая жена его, указанная Вера Михайловна, была из известного московского купеческого рода Крашенниковых, и соединенные капиталы двух семей позволили широко скупать земли и села, вести фабричные работы. В 1844 в с.Лаптеве у Болшева работала шелкоткацкая фабрика Федора Федоровича Пантелеева в 60 станов на 62 рабочих, выпускала плис и шелковые ткани на 49 100 руб.

Семья Пантелеевых в 1850-х годах была в нашем крае самым большим землевладельцем. Они владели соседним сельцом Костыши (Никольское), Мосальским (Богородское), большим имением Гребнево с 7 деревнями (от Щелкова на Клязьме до Трубино), Топорковым да еще имели почти 1500 крестьянских душ в других губерниях.

Боголюбивый деятель, Федор Федорович Пантелеев - устроитель в 1849 г. в Гребневе в церкви Гребневской Богоматери приделов св. Федора Стратилата (небесного ангела-покровителя его и отца), и св. прп. Сергея Радонежского. Он выделил средства и на церковную ограду, сохранившуюся и сегодня в Гребнево. Нет сомнения, что Пантелеевы оказывали благотворительную помощь и храму в Маврине.

Часть земли в этих краях оставались у Пантелеевых и после крестьянской реформы. Вот почему попечительницей мавринской школы в 1890 г. значится Анна Кузьминична Пантелеева урожденная Дараган, жена отставного гвардии ротмистра Федора Федоровича 2-го (1836 г.р.), сына упомянутого Федора Федоровича.

В книге «Сведения о селениях и жителях Московской губернии. ч.1. Богородский уезд» на 1873 год сообщается, что в Маврине 25 дворов с 98 жителями, из них грамотных было – 13 человек. У мавринского сельского общества было 207 десятин земли, в т.ч. 52 десятины пахотной земли (по полдесятины на душу). В селе имелась торговая лавка и фабричка полушерстяных тканей.

В 1889 г. в селе отмечено две кустарные избы. Число станов в них насчитывалось 6, вырабатывали шелковые ткани - атлас и бурсу. Годом позже купец Степан Нестерович Брунов (1834-22.8.1906) открыл в селе полушелковую фабрику на 10 рабочих.

Количество крестьянских дворов увеличилось с 17 до 25, всего же в селе насчитывалось 32 постройки. Число жителей составляло 98 человек, из них только 13 – грамотных и учащихся. Почти в каждом дворе была корова, каждая вторая семья имела лошадь.

В XX век село Маврино вступило с 26 крестьянскими дворами, в которых проживало 148 человек, из них грамотных было уже намного больше – 68, несомненно, сказалась работа земских школ. В селе были кроме школы кустарно-ткацкое товарищество, церковь.

Еще в 1878 году появилась первая школа, из д. Пареево она переехала в село Маврино, где нашелся свободный крестьянский дом. Через семь лет, т.е. в 1885 году, было построено на средства земства специальное здание для школы. Попечителем в новой школе была жена гвардии ротмистра, сына бывшей помещицы, Анна Кузьминична Пантелеева, законоучитель – священник Михаил Махаев, учитель – Николай Гиацинтов, судя по «семинарской» фамилии, вероятно, тоже из рода священнослужителей.

Первый каменный храм на севере нашего края

Как сказано выше, в 1700 году стольнику Андрею Михайлову сыну Вешнякова дана была по его «обещанию» благословенная грамота патриарха Андриана на строительство каменного храма во имя особо почитаемой на Руси и в Москве иконы Владимирской Богоматери.

В 1703 г. Вешняков «бил челом великому государю» и сообщал, что «ныне та церковь построена и совершено и ко освящению в готовности». 22 июля последовала резолюция «выдать антиминс и грамоту освящении церкви 1703 года июля 19 дня».

Храм Владимирской Богоматери в селе Маврино, освящен в июле 1703 г.

Это было первое каменное здание церкви на севере нашего края. Только через 90 лет будет построен каменный храм Иоанна Предтечи в селе Фрянове, и еще через 30 лет, в 1828 г., владелица села Петровского Е. А. Мельгунова на свои средства строит новую каменную церковь с приделами св. Николая Чудотворца и Спаса Нерукотворного образа. В 1839 году была выстроена кирпичная церковь в селе Душенове (Никольская-Тихвинская).

Исповедные ведомости 1772 гг. сообщают, что весь приход Владимирской церкви состоял из 12 селений с 62 крестьянскими дворами, в которых проживало 1445 человек.

Для церковного причта были построены деревянные дома на церковной земле, которой в 1845 г. было в наличие: усадебной – 1,4 десятины, пашенной и сенокосной – 33 десятины.

«Клировые ведомости» тех лет сообщили, что от этой церкви были выстроены в других селениях две деревянные часовни. Одна в сельце Никольском Костыши тож, построенная на месте бывшего храма во имя Святителя Николая 6 июня 1821 года «тщанием покойного помещика Гавриила Петровича Смольянского, зданием крепка, покрыта железом». Другая - в сельце Петрищеве, крытая тесом, но кем и когда построена – неизвестно.

В уже упомянутой книге «Сведения о селениях и жителях Московской губернии. ч.1. Богородский уезд» на 1873 год приводятся сведения об особых священных реликвиях Владимирской церкви: «в ней хранится древняя икона Владимирской Божьей Матери и образ, в который врезаны два ковчежца и крест с частицами мощей разных угодников».

Священником перед и после революции (1908-1936) был Василий Дмитриевич Успенский, похороненный у храма.

В 1832 в приход церкви входили следующие поселения: сельцо Степаньково, сельцо Никольское Костыши, с-цо Богородское (Мосальское), с-цо Головино, - с-цо Горбуново, д. Машино Дмитровского уезда, д. Петрищи и д. Пареево экономической Амиревской волости;

Всего в приходе было более 700 прихожан.

Карта окрестностей Маврино, 1852 г.

В изменившейся обстановке 1930-х гг. церковь окормляла жителей многих селений: Гаврилково, Головино, с-цо Горбуны, Костыши (Никольское), Маврино, Медведково. Пареево (Ново-Пареево, Старо-Пареево), Петрищи Большие, Степанково (Никольское), Шастово.

В фондах Щелковского городского архива сохранилось много данных о церковной общине. Метрические церковные книги начала прошлого века сообщают старинные фамилии крестьян села Маврино: Бармаковы, Булановы, Козловы, Константиновы, Комаровы, Котовы, Родионовы, Сорокины, Степановы, Фомины и другие. Многие из них – в списке прихожан, образующих общину.

В 1940 г., при проверке имущества храма обнаружили “недостачу” трех серебряных риз икон Владимирской Божией Матери и других образов на огромную сумму 2200 руб. (хотя и было заявлено старостой об их хищении). В то же время были зафиксированы предметы (Евангелие и крест серебряный), не числившиеся в описи, на сумму 1080 руб. Сумма недостачи должны быть в течение 3-х дней внесена членами церковно-приходского Совета, ответственными перед властью за хранение церковных ценностей. На этом строилось обычно стратегия советских властей и партийных органов для закрытия церквей у нас в районе: сначала – хищение, потом - ревизия, штраф и закрытие.

Архивное дело не сообщает о дальнейших событиях. Вероятно, боголюбивым прихожанам удалось собрать сумму равную 3 годовым зарплатам священника и внести ее в кассу финотдела. Иначе бы прихожанам не удалось отстоять церковь.

Власти не сумели больше найти законный предлог для ее закрытия. Благодаря радению общины и стойкости священно- и церковнослужителей на протяжении своей 300-летней истории церковь ни разу не закрывалась. В храме совершались и совершаются регулярные богослужения.

Особо чтимая икона – икона Божией Матери “Страстная”.

Среди особо почитаемых – икона св. великомученицы Параскевы, частица мощей преподобного Ефрема Новоторжского и частица мощей Иоанна Крестителя, хранящиеся здесь с дореволюционных времен.

Некрополь при храме села Маврина . Притчем храма бережно сохраняется прицерковный некрополь. Среди множества могил – могилы священников Владимирской церкви – иерея Михаила Ивановича («жития его 63 года, священствовал 42 года, скончался 7 ноября 1907 г.») и сменившего его Василия Успенского («священствовал 30 лет, скончался 16 октября 1936 г.»).

Хорошо сохранились мраморные памятники основных работодателей округи - богородских купцов Аникиных (Павла Федоровича, ум. 5 июня 1877 г., Федора Павловича, ум. 16 окт. 1887 г. на 48 г. жизни) и наиболее удачливого семейства фабрикантов Зайцевых из Пареева (Яков Аггевич Зайцев 20 апреля 1839 – 22 апреля 1911 г.; «на сем месте погребена телеса усопших ведомства полаты Госимуществ крестьянина Богородского уезда Ботовского сельского общества д. Пареева Ивана Петровича Зайцева и родство его сыны и сын сынов ево дщери и невестки», Татьяны Григорьевны Зайцевой ск. в 1880 г. на 63 году жизни. Дата ангела ее 12 января»).

Кладбище никогда не закрывавшегося храма интересно для исследования. Имеется много старинных горизонтальных саркофагов из известняка.

Маврино сегодня, как и большинство селений округи, превратилось в дачное село. Постоянных жителей здесь всего 12 человек в 10 хозяйствах. Летом население увеличивается во много раз.

В 2003 году церковный приход торжественно отметил 300-летие храма. К празднику прихожане издали книжку « Акафист пресвятой Богородице ради иконы ея «Страстная», а в серии «Библиотека журнала «Щелково» издана книга Г.Ровенского «Село Маврино и окрестности»

Мосальское (Богородское)

Сельцо Богородицкое (Зубачево, Зачеслово, Богородское, Масальское-Мосальское) впервые упоминается в 1584-86 гг. в Шеренском стане Московского уезда: «За князем Иваном за Самсононом князем Турениным в вотчине село Богородицкое, а Зубачево тож, что было преж за Иваном Зачесломским, а в нем двор вотчинников княж Иванов, живут деловые люди, пашни паханые 7 четв, сена 30 коп.».

Название Богородицкое , вероятно, дано по старинной церкви в честь Пресвятой Богородицы, о которой к моменту переписи не сохранилось и воспоминаний, но название это стойко держалось три столетия ; Зубачево – наиболее вероятно, по владельцу земли, Зубачеву.

Князь Туренин отдал свою вотчину в приданое дочери своей Елене, когда она выходила замуж за князя Ивана Семенова Куракина (ум. 1632). После ее смерти по духовному завещанию сельцо отошло ее сестре Марии Ивановой, жене князя Андрея Владимировича Кольцова-Мосальского.

С той поры Богородское почти полтора века было у князей Кольцовых-Мосальских. Происходили они из древнего рода Рюриковичей, черниговская ветвь которых владела городом Мосальском (сегодня – в Калужской области) и получила по уделу прозвание князья Мосальские . Имелись три дополнительные ветви этих князей - Литвиновы-Мосальские, Кольцовы-Мосальские и Клобуковы-Мосальские. Кольцовы произошли от правнука первого князя Мосальского, Василия Семеновича, имевшего прозвище Кольцо и в 1550 г. зачисленного в состав московского дворянства. Названный Андрей Владимирович был внуком этого князя

Рис. - герб князей Мосальских (в золотом поле черный одноглавый орел, увенчанный золотой короной и держащий большой золотой крест (герб Черниговсокого княжества), в другой, правой, лапе покрытый княжеской шапкой малый красный щиток, с литерой М и тремя горизонтальными золотыми полосами.

В 1678 году им владели внуки первых владельцев князья Иван, Андрей и Борис Михайловичи, стольники и воеводы, участники крымских и азовских походов, а Иван Михайлович – был генерал-поручиком - товарищем (заместителем) главнокомандующего Шеина при осаде и взятии Азова. При них была вновь построена здесь церковь - во имя Спаса Нерукотворного Образа. В 1725 г. село Богороцкое за князьями их братом стольником Федором Михайловичем (1652-) и Иваном Петровичем, тогда же упомянута снова церковь. В 1748 г. – за внуком стольника Иваном Михайловичем, в нем 3 души мужеска полу; в 1768—1782 годах оно принадлежало ему же и Петру Ивановичу Вишнякову, внуку владельца Маврина.

К 1900-году не сохранилось никаких сведений, когда и по какому случаю уничтожена эта вторая церковь. Исследователь края - священник Н.Скворцов в 1901 г. отмечал, что в приходе не сохранилось даже предания о том, что в сельце Богородском была церковь. [17]

В XIX веке сельцо стало зваться Богородским Масальским тож по прежним владельцам. В 1823 году – это имение статского советника Гаврилы Петровича Смольянского с 7 домами и 69 крестьянами.

В 1852 году сельцо – во владении помещицы Веры Михайловны Пантелеевой, жены Федора Федоровича Пантелеева. (см. Маврино).

В 1870 г. губернские землемеры опубликовали следующую интересную справку по сельцу, дающую представление о его жизни после отмены крепостного права:

« Богородское-Мосальское Аксеновской волости.

Собственники – из помещичьих (крестьян). Всего дворов – 19, из них незанимающихся хлебопашеством – 6, безземельных – 6. Ревизских душ – 36, работников – 26. Душевой надел – 3 десятины (3,3 га). Платежей на душу – 12 рублей, на работника – 17 рублей. Промыслы – отхожие, фабричные. Хлебопашество в упадке, пустырей много. Недоимок – 700 рублей. Общих переделов полей не было лет 50.

Если нужно на кого-либо навалить надел (выделить землю для подросших детей и работников), то отрезывается по полосе мякотной земли от каждого домохозяина, а если новотягольный член общины не занимается хлебопашеством, то на него наваливаются пустыри, которые ходят в миру. Таким образом, общих переделов здесь не было в течение 50 лет, а между тем хозяйство находится в упадке».

В 1889 г. через сельцо прошел Ново-Хомутовский тракт из Фряново в Гребнево и на Анискино, затем дорога получила спрямление от Назимихи сразу на Чижово и Щелково. Так сельцо оказалось на бойкой дороге.

В 1899 году в Богородском было в 10 хозяйствах было 43 жителя. Земли у них имелось 111 десятин (49 - пашни, 55 – лесных угодий), коровы были почти во всех дворах – 9, лошадей –7.

Через 100 лет здесь осталось 7 постоянных жителей в 5 хозяйствах, но название сельца продолжает напоминать о своем княжеском бытии.

Степаньково

Селения под таким названием нет в ранних писцовых книгах. Холмогоровы упоминают Степанково только под 1704 годом, как входящее вместе с деревней Костышевкой и погостом Желтухино в вотчину Опухтиных (Апухтиных). Позднее оно упоминается и как сельцо Никольское Степанково. тож. Свое второе имя, Никольское , селение, как и Костыши, получило по храму Николая Чудотворца, стоявшему на полпути между ними на древнем погосте Желтухино Лихарево, т.к. часть земель села-погоста Никольское вместе со Степанково отошла к одним владельцам, а часть вместе с деревней Костышевкой – к другим. Степанково-Никольское получило тогда тоже статус сельца.

Само название селения топонимика относит к типовым названиям по фамилии-прозвищу вероятного владельца или имени первожителя – известна фамилия Степаньков (от имени Степанко ). Так как в старых документах оно пишется без мягкого знака, то наиболее вероятно происхождение название именно от имени Степанко . [20]

Происхождение названия погоста Желтухина выясняется по записям писцовой книги 1584-1586 годов, «За толмачом за Токинем за Янчуриным в вотчине, что было преже сего за князем Тихоном за Киясовым сельцо Лихарево на рчк на Дубенке, а в той вотчине Теникеевой пашни паханые… 5 десятин…», в другом месте упоминается «за Казанским толмачем Теникеем Янчуриным в вотчине, что была прежде сего за Игнатьем за Федоровым сыном Желтухина : погост в Желтухине, на речке Дубенке, а в нем церковь Никола чудотворец, древяна, клетцки». [2, 250]

Так что название Желтухино произошло от фамилии владельца.

В 1623 году храм не упоминается, а существовало сельцо Лаврентия Аверкиева, прежний погост в Желтухине-Лихареве ; в сельце было два двора вотчинника; земли церковной считалось, как и раньше, пашенной «б четьи без полуосмины в поле, а в дву потомуж, сена по речке по Дубенке 100 копен, лесу непашенного 5 десятин»; всею церковною землей владел Лаврентий Аверкиев. В 1646 году Желтухино снова было селом с деревянною церковью Николая чудотворца и принадлежало Порфирию Лаврентьеву Аверкиеву.

В 1678 году отмечена смена владельцев - за Аверкием Сидоровым Опухтиным значилось сельцо Никольское, где стоял храм и дом вотчинника, и деревня Костышевка.

«В 1680 году, по досмотру, под церковью и кладбищем земли оказалось полдесятины: церковь Николаевская от села Желтухина (где, вероятно, был дом вотчинника) стояла саженях в 200, в поле, между дорог Хомутовской и Стромыни, по 5 верст от каждой, равно как и от ближайших сел (Иевлева Дмитровского уезда, Петровского и Душонова Богородского уезда) в расстоянии 5 же верст, от Москвы в 55 верстах; земля церковная была смежна с пустошами Сабуровою - владения Аверкия Опухтина, Холмами - дворцового села Никольского и Осташковского — вотчины Троице-Сергиева монастыря. В 1682 году в приходе Никольской церкви значилось 10 крестьянских дворов и один вотчинника Опухтина, при церкви — священник, дьячок, пономарь и просвирница. В 1694—1718 годах церковь Николая чудотворца стояла без пения; село Никольское в 1704 году принадлежало Ивану Аверкиеву и Льву Яковлеву Опухтиным; к селу принадлежали деревни Степанкова и Костышевка.

В 1773 г. Степанковом владела ЕЛИЗАРОВА Екатерина Алексеева? (д. Степанково и полсела Никольского). В 1783 г. храм был разобран из-за ветхости и селение потеряла статус села, перейдя в разряд сельца.

Владельцы в 1812 г. - ГРИГОРЬЕВ Иван Никитин, в 1852 - тот же, титулярный советник, и Лебедева Елизавета Петровна, коллежская асессорша. В сельце было 23 хозяйства, в которых было 59 мужчин и 72 женщины. Из промышленных заведений отмечены две фабрики - шелковая и бумаготкацкая купцов Аникиных, нашедших потом приют на Мавринском прицерковном кладбище.

Имеется подробности 1899 года « сельца Степаньково (Никольское)», составленные статистиками: число изб – 22, число других построек – 24, число семей – 17, жителей – 115, 7 приписных семей отсутствовали (уехали?, 25 чел.). Сельское степаньковское общество имело надельной земли 149 десятин (десятина = 1,06 га) , из них: пашни 70,6 десятин (всего- 0,6 дес. на едока) , 27 дес. покосов и 28 – лесных угодий. При этом 15 дес. земли числилось «дарственной». Вся земля делилась на 40 долей (вероятно, только по взрослым мужчинам и подросткам, так как всего мужского пола числилось 56 человек). При этом 4 наличных семьи и 7 отсутствовавших землю не обрабатывали, вероятно, сдавая в аренду. Сеяли рожь и овес почти поровну, и в 5 раз меньше – гречки и гороха, сажали картофель. Урожай в 1898 году был: по ржи - выше среднего, сам-3,3 (в 3,3 раза больше посеянного), овса ниже среднего, 3,5 и картофеля – плохой урожай – 4,2.

Из 26 приписных семей только 5 не имели лошадей и 3 не имели коров.

В 18 семьях занимались промыслами 58 человек, из них 30 - в своем селении, а 28 - на стороне, в основном, это было шелкоткачество и суконное ткачество. Своих заведений, ни торговых ни промышленных в Степанькове не было, значит, крестьяне работали на дому по заказам раздаточной конторы, которая и снабжала их пряжей. Среди соседних селений своими фабричками выделялось Аксеново (5 заведений), где, вероятно, и работали степаньковцы.

Такова древняя история этого селения.

Сегодня в Степанькове всего 4 постоянных жителя в 2-х хозяйствах.

Источники:

1. Холмогоровы В. и Г. Материалы к истории церквей и селений Московской губернии. вып. 6., Радонежская пятина. М., 1887.

2. Писцовые книги Московского государства. ч.1. Писцовые книги XVI в. Отделение 1. Московская… губерния. СПб., 1857.

3. Сидоренко А.И. Святыни Щелковской земли. Библиотека журнала «Щелково» . 2002.

4. К.Нистрем. Указатель селений и владельцев Московской губернии. М., 1852. см. Богородский и Дмитровский уезды.

5. Сведения о селениях и жителях Московской губернии. т. I . Богородский уезд. М., 1873.

6. Сборник статистический сведений по Московской губернии. Отдел хозяйственной статистики. 1899 г. т. IV . стр. 233, 235.

7. Дело о дворянстве Пантелеевых. ЦИАМ ф.4 оп.6 д.100 1817 г., д.101 1821 г.

8. Справочник по административно-территориальному делению Московской области (1917-1929). М., 1929.

9. Ровенский Г.В., Чехерева А.А. История Щелковского края. Рукопись в журнале «Щелково», 2001 г. Глава «Административные сельские округа».

10. Мельников А.П. Краеведческие публикации в газете «Время» (Щелково) и журнале «Щелково».

11. Владимирская церковь в селе Маврино. Щелковский городской архив. Фонд финансового управления, оп.1 д. 12.

12. Метрические книги Владимирской церкви в с. Маврино. Щелковский городской архив. Фонд ЗАГС, оп.1 д. 118 (1904-1908), 166 (1914-1919).

13. Исповедные ведомости церквей Богородского уезда, 1823 г. ЦИАМ, ф. 203 оп. 747.

14. Ревизские сказки 1745 и 1773 гг. Российский государственный архив древних актов. РГАДА ф.350 оп.2 д.1838.

15. Ровенский Г.В. 625 лет селу Душонову. Щелково, 2002. Краткая история селений Душеново, Петрищи, Каблуково, В.-Богородское, Петровское, Алексеевское, Огуднево, Жеребцы, Аксинино. Библиотека журнала «Щелково». Фрязино-Щелково, 2002 г.

16. Экономические примечания к генеральному межеванию. Богородский уезд. РГАДА ф.1355 д.743 (1). 1782 по материалам 1763-8 гг.

17. Свящ. Н. Скворцов. Уничтоженные в Богородском уезде церкви. Московские церковные ведомости. 1901. № 33—38. //публикация в журнале «Богородский край» № 2, 2002, c . 7-12.

18. Экономические примечания, собранные в силу межевой инструкции к генеральному плану Московского уезда, размежеванным землям, дворов в них, мужеска и женска полу душ, сочиненныя 1773 года… ч.1-5. РГВИА фонд ВУА №18859.

19. Публикации краеведов в газете «Время» («За коммунизм») и журнале «Щелково».

20. Поспелов Е.М. Топонимический словарь Московской области. Селения и реки Подмосковья. М. 2000 г.

21. Справочная книжка Московской губернии на 1890 г.; Памятная книга Московской губернии на 1913 г.

22. Акафист пресвятой Богородице ради иконы ея «Страстная». Маврино-Москва. 2003.

(ок. 1783 – 1851)

Пропавшие селения Артиллерийского полигона

1773 г. чума 1771 г.

Амирево

Петровское

Иевлево

ф-ка Москве

Написанных в 3 ревизии

Мужского полу 155

82

406

188

319

Умерло в заразу 15

56 – 68%

165 – 40%

20 – 11%

161 -50%

Умерло до и после заразы 20

4

51

28

-85

в рекруты отдано 5

2

8

2 +2 на посел.

Бежало 1

-

14

16

за тем осталось 114,

20

158

117

73

Рождены 39,

20

42

46

5

Прибылых

16

-12

-3 в с.Петр.

78

в наличии 153;

46

200

Женского полу 194,

69

215

296

Умерло в заразу 16

50 – 72%

144 – 49%

до и после заразы 35.

2

25

85

Отдано замуж в посторонние селения 11,

7

4

Бежало 1,

-

3

Осталось 131

10

179

87

да вновь рожденных 54

6

17

Переведенных

27

Замуж выданных в приселок Асеев 12,

-

в наличии 197.

43

104

Всего

в 1873 – Морозовской волости Дмитровского уезда

Селение

Дворов

врст от М.

1890 усадьбы и ф-ки, и ранее

Инфраструктура

1913 г.

Бартенки, д

23 - 1913

64

В ПК 1573-74 Шеренский стан пустошь Бортенева 11 четьи пашни паханыя за Постником за Гавриловым сыном Арцыбашева …За Елизарием за Устиновым сыном Суворовым пустоши Бобровка и Бортнича, что было преже сего Даниловское поместие Бортенева. Данило Микулич Бортенев дьяк в Новгороде, в 1572 был травлен медведем.

Буланово, д

43

63

б/т ф-ка кр. Романа Ефимовича Седова, раб. 12 и кр. Григ. Алексеевича Павлова 8 раб.

Иконники, д.

5

61

имение дворянки

М.Н.Карабановой

Иевлево, село

43

60

1748 Шеренского и Отъезжего стана генеральша Матрена Ивановна Балк ур. Монс с.Петровское 35 д.м.п. 1890 Иевлево 23 д.м.п.

б/т ф-ка мещанки Мавры Прокофьевны Мушихиной , раб.13 управляет сама;

ус. помещ. Иннокентия Кузьмича Дарагана

церковь, ЦПШ, усадьбы Дараган И.К. и Мушихиной М.П.

Коняево, с-о

11

64

В 1573-74 Яковлево поместье Иванова сына Каширенкова пустошь Коняево пашни перелогу 20 четей в поле, а в дву потомуж, сена 27 коп, а пашшут его наездом Иевлевкие волости крестьяне Патрикейко Кузьмин да Истомко Ермитин с товарищи

усадьба Р.Мейер и Т.Кулиш, Б.И.Черемушкина

Машино, с-цо

19

65

Машино Сатьково тож – пг Ар Мих. Волобаев, в 1585 Троице Сергиевого монастыря преж того за Борисом Елизаровым и Захарием Падаевым.

Парк-Машино на карте 1925 г.

Медведково, д.

8

65

1573-74 в Шеренском стане – пустошь Медведково пашни паханые 100 четв в поле, а в дву потомуж доброй земли, сена 100 коп, лесу рощи 5 десятин, а сошного письма по четверти сохи Омеровское? поместье Щербатого, пашут наездом Иневлевские волости крестьяне Шарыка Гаврилов с товарищи

усадьба В.Н.Николаева (Медведки)

Петрищево, с-цо

27

68

1573-74 в Шеренском стане пустошь Петрищево за Михаилом за Ивановым сыном Лачинова преж того Плакиды Прокудина

1890 ш/т ф-ка кр. Ефима Малентьева 15 раб.

усадьба Е.С.Апраксиной

Ряполово, д.

73

57

Шелково, с-цо

28

61

крестьян. Иван Игнатьевич Волков

усадьба В.М.Николаева и Т.И.Черновой

См. владельцы

В селе Иевлеве в 1725 г. ц. рождества Христова поп Степан Надеев 35 лет дьяк Василий Надеев 30 пономарь Степан федоров 33

1. БАЛК (Балкены) – из вестфальских дворян, перешедших в Ливонию, а затем на службу России. Потомок этого рода Николай Иванович фон Балкен (1630-1695 гг.), майор шведской службы, в 1653 году перешёл на русскую службу в чине капитана, в 1664 году получил звание полковника. Его сын генерал-поручик Федор Николаевич Балк (1670-1739 гг.) был любимым полковым командиром Петра Великого. В 1699 году он женился на дочери немецкого виноторговца, перебравшегося из Германии в Россию, Модесте (по-русски – «Матрёне») Монс. Матрёна Ивановна Монс жила в то время в Риге, где Балк был губернатором. Здесь произошло её знакомство с будущей императрицей Екатериной Алексеевной. Вскоре она становится её поверенной в интимных делах. В 1717 году по именному Высочайшему Указу село Петровское с присёлком было пожаловано жене Фёдора Николаевича Балка (1670-1739), Матрёне Ивановне урожденной Монс, за службу её мужа.

Когда царю Петру доложили о подозрительной дружбе его жены с молодым и красивым Виллимом Монсом (братом Матрёны Ивановны), расправа последовала без долгих розысков. Монс был обезглавлен, а госпожу Балк за интриги и взятки приговорили к одиннадцати ударам кнута и сослали в Тобольск. После смерти Петра по повелению Екатерины Матрёна Ивановна была возвращена в Москву, где она вскоре умерла. Имение с присёлком Иевлево перешла во владение её детям - Павлу и Петру, в 1743 году («камергеру и генерал-лейтенанту») и далее в их роду. После смерти в 1762 году П.Ф. Балка вотчиной владеет его жена Марфа Васильевна Балк (урожденная Шереметева). Она проживала в Петербурге, а летом - в господском доме в Иевлеве. Здесь в 1766 году на её средства была построена новая деревянная церковь Рождества Христова. В селе тогда насчитывалось 47 дворов с 282 жителями. [Г.Ровенский. 625 лет села Душеново. г.Щелково. 2002.]

2. БАЛК-ПОЛЕВ Петр Федорович (1777-1849), действительный тайный советник. Его отец ПОЛЕВ Федор Павлович (1744-1787), действительный камергер, стал наследником обширного имения и фамилии тетушки Балк Марфы Федоровны (см. Петровское ). Мать – Шереметева Прасковья Сергеевна (1758-27.11.1792). Жена – Салтыкова Варвара Николаевна (1781-1891). С 1804 и в 1818 - русский посланник в Бразилии. В.Л.Пушкин писал 8.8.1818 из Москвы Павлу Вяземскому: « Балк приехал в Москву и на другой день своего приезда примирился с женою и переехал к ней. Третьего дня я у них обедал вместе с Дружининым. Нашел хозяина, обнимающего жену и детей, веселого и ласкового». [Пушкин. Исследования и материалы. т.XI. Л-д., 1983, стр. 219]. Его отцу, а затем и ему ранее принадлежало и соседнее имение – село Петровское, в котором он в 1797 построил церковь деревянную церковь «во имя Спаса Нерукотворённого Образа с приделом Николая Чудотворца». Был широко известен анекдотический случай опалы Петра Федоровича при Павле I за ослушание запрещения носить фрак и круглую шляпу. «Чудак, но образованный человек», по словам П.А. Вяземского. 16 мая Балк-Полев присутствовал («слушал трагически») на чтении Пушкиным «Бориса Годунова». Упомянутая жена Варвара Николаевна (1781-1841) урожденная Салтыкова, светская знакомая Пушкина. Упомянутые дети дочери были затем замужем Мария (Прасковья) за поэтом И.П.Мятлевым (во 2-м браке – фон Лунттенц), Софья за князем Андреем Михайловичем Голицыным (во 2м. браке – Гетингер). «Московская изобразительная Пушкиниана», стр. 62-63 – акварельные портреты П.Ф. и В.Н Балк-Полевых кисти Лагрене.

 

БАЛК (Балкены) – из вестфальских дворян, перешедших в Ливонию, а затем на службу России. Потомок этого рода Николай Иванович фон Балкен (1630-1695 гг.), майор шведской службы, в 1653 году перешёл на русскую службу в чине капитана, в 1664 году получил звание полковника. Его сын генерал-поручик Федор Николаевич Балк (1670-1739 гг.) был любимым полковым командиром Петра Великого. В 1699 году он женился на дочери немецкого виноторговца, перебравшегося из Германии в Россию, Модесте (по-русски – «Матрёне») Монс. Матрёна Ивановна Монс жила в то время в Риге, где Балк был губернатором. Здесь произошло её знакомство с будущей императрицей Екатериной Алексеевной. Вскоре она становится её поверенной в интимных делах. В 1717 году по именному Высочайшему Указу село Петровское с присёлком было пожаловано жене Фёдора Николаевича Балка (1670-1739), Матрёне Ивановне урожденной Монс, за службу её мужа.

Когда царю Петру доложили о подозрительной дружбе его жены с молодым и красивым Виллимом Монсом (братом Матрёны Ивановны), расправа последовала без долгих розысков. Монс был обезглавлен, а госпожу Балк за интриги и взятки приговорили к одиннадцати ударам кнута и сослали в Тобольск. После смерти Петра по повелению Екатерины Матрёна Ивановна была возвращена в Москву, где она вскоре умерла. Имение с присёлком Иевлево перешла во владение её детям - Павлу и Петру, в 1743 году («камергеру и генерал-лейтенанту») и далее в их роду. После смерти в 1762 году П.Ф. Балка вотчиной владеет его жена Марфа Васильевна Балк (урожденная Шереметева). Она проживала в Петербурге, а летом - в господском доме в Иевлеве. Здесь в 1766 году на её средства была построена новая деревянная церковь Рождества Христова. В селе тогда насчитывалось 47 дворов с 282 жителями. [Г.Ровенский. 625 лет села Душеново. г.Щелково. 2002.]

БАЛК-ПОЛЕВ Петр Федорович (1777-1849), действительный тайный советник. Его отец ПОЛЕВ Федор Павлович (1744-1787), действительный камергер, стал наследником обширного имения и фамилии тетушки Балк Марфы Федоровны (см. Петровское ). Мать – Шереметева Прасковья Сергеевна (1758-27.11.1792). Жена – Салтыкова Варвара Николаевна (1781-1891). С 1804 и в 1818 - русский посланник в Бразилии. В.Л.Пушкин писал 8.8.1818 из Москвы Павлу Вяземскому: « Балк приехал в Москву и на другой день своего приезда примирился с женою и переехал к ней. Третьего дня я у них обедал вместе с Дружининым. Нашел хозяина, обнимающего жену и детей, веселого и ласкового». [Пушкин. Исследования и материалы. т.XI. Л-д., 1983, стр. 219]. Его отцу, а затем и ему ранее принадлежало и соседнее имение – село Петровское, в котором он в 1797 построил церковь деревянную церковь «во имя Спаса Нерукотворённого Образа с приделом Николая Чудотворца». Был широко известен анекдотический случай опалы Петра Федоровича при Павле I за ослушание запрещения носить фрак и круглую шляпу. «Чудак, но образованный человек», по словам П.А. Вяземского. 16 мая Балк-Полев присутствовал («слушал трагически») на чтении Пушкиным «Бориса Годунова». Упомянутая жена Варвара Николаевна (1781-1841) урожденная Салтыкова, светская знакомая Пушкина. Упомянутые дети дочери были затем замужем Мария (Прасковья) за поэтом И.П.Мятлевым (во 2-м браке – фон Лунттенц), Софья за князем Андреем Михайловичем Голицыным (во 2м. браке – Гетингер). «Московская изобразительная Пушкиниана», стр. 62-63 – акварельные портреты П.Ф. и В.Н Балк-Полевых кисти Лагрене.

Автор - Ровенский Г.В. - groven@fryazino.net

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank