Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Богородский атлас

К 380-летию сельца Каменка – Любимовское тож

Сквозь завесу столетий

Сказочной мечтой, наверное, каждого человека было желание совершить путешествие во времени и хотя бы на чуточку перенестись в прошлое, чтобы узнать, а кто же здесь был до него, как и чем жили, откуда, наконец, и кто он сам. Помимо изустной народной памяти и библиотек возможность совершить его нам помогает такая удивительная "машина времени" как исторический архив. С его помощью сегодня можно немного приоткрыть эту, казалось бы, совершенно непроницаемую и таинственную завесу под названием "Время", отделяющую нас от канувших в лету наших предшественников.

Добрая старушка Каменка. В этом году ей исполняется по крайней мере 380 лет. За это время сменилось 19 поколений каменчан. А что мы в сущности знаем о нашей Каменке? Какой она была и кто в ней жил? Для большинства современного, в основном некоренного, населения города Электроугли Каменка – это, к сожалению, такое же абстрактное понятие как, скажем, остров Борнео или в лучшем случае Атлантида. Да, что-то где-то слышали: о каких-то подземных ходах, Ваньке-ключнике, либерее царя Иоанна Грозного, князьях Волконских. Да вот ещё существующий и поныне свидетель прошлого и реальный объект, вобравший в себя название нашего сельца – Каменский пруд со старым парком. И всё. На этом, пожалуй, и заканчивались наши познания о нашей Каменке.

Каменка. Такое немудрёное и милое сердцу каждого коренного жителя название издревле носило сельцо, некогда располагавшееся здесь. В разное время было у него и другое название – Любимовское, к которому впоследствии приписывали словечко "тож", обозначавшее "также". Сельцом назывались селения с усадьбой, но без церкви, принадлежавшие вотчинникам или помещикам.

Со временем сельцо исчезло с лица географических карт, оказавшись всего лишь безымянной центральной частью города, носящего с 1956 года такое неприемлемое, нелепое и неблагозвучное для населённого пункта название. Постоянно приходится испытывать из-за него неловкость и даже стыдливость при ответе на вопрос, где ты живёшь. Оно очень режет слух, особенно новичкам, словно речь идёт о гигантской раскалённой печи в преисподней. Оно трудно произносимо, и поэтому его всегда приходится по нескольку раз повторять нерасслышавшему, либо ошарашенному, либо недоумевающему оппоненту, так как с первого раза ему просто трудно представить, что такой красивый подмосковный, по-южному зелёный городок может так некрасиво называться.

Самое раннее из найденных в архиве на сегодняшний день упоминаний о сельце Каменка относится к первой половине XVII века и содержится оно в Российском государственном архиве древних актов в "Делах молодых лет", где сообщается, что в сельце Любимовское, Каменка и Колчигино тож, пустоши Ивашково, пустоши Афремково "по книгам Московского уезда (Каменского стана - А.Л. ) письма и меры Семена Колтовского да подъячего Анисима Скирина в 131 и 132 ( в 1623 и 1624 годах – А.Л. ) написано пашни в сельце Любимовском 25 четвертей..." Именно эта дата (1623 год) и является точкой исторического отсчёта в жизни сельца Каменка-Любимовское тож, самым ранним из выявленных на сегодня упоминанием о нём в письменных источниках. Земля, на которой располагалось наше сельцо, в ту пору принадлежало крупному вотчиннику, боярину и князю Ивану Михайловичу Милославскому.

В 1631 году он продал свои вотчины, находившиеся в Каменском стане Московского уезда, в том числе и сельцо Любимовское с пустошами Ивашково, Ефремково, которые достались Алексею и Василию Лаврентьевичам Обуховым. Спустя 63 года, "генваря в 29 день Алексей Обухов своей половиной в сельце и пустошах поступился брату своему Василию и за ним справлены". 6 апреля 1696 года Василий Лаврентьевич Обухов "продал...Ивану Цыклеру и жене его и детям вотчину свою в Московском уезде в Каменском стане сельцо Любимовское, а в том сельце двор вотчинников со всем дворовым и хоромным строением, да к тому сельцу Любимовскому пустошь Офремово (она же Афремково, Ефремково – А.Л. ), пустошь Ивашково, полпустоши Омачкина, полпустоши Савина Савинское тож, а взял он Василий у него Ивана (Цыклера - А.Л. ) за тое вотчину и с пустошами 2500 рублев денег".

"В 1697 году по Указу Великого Государя (Петра I - А.Л. ) велено отписать на Великого Государя Ивашковы поместья и вотчины Цыклера и за ним Ивашком явилось по корабельной складке по скаскам человека ево сельцо Любимовское, а пустошей не явилось. А в вотчинных книгах 205 (1697) г. отписано на Великого Государя то сельцо Любимовское да к нему написаны поместные пустоши Варыгино, Кошелево, да вотчинные три пустоши Вьюны , Савино, Омачкино..." В том же году 10 сентября "велено из Преображенского приказу пустошь Вьюны быть за Алексеем, а поместным трем пустошам, да вотчинным двум пустошам – за братом за Василием Обуховыми". На эти же земли решил было претендовать некий Богдан Обухов, подавший об этом челобитную (прошение - А.Л. ), но ему было отвечено отказом.

15 марта 1699 года "Ивашкова вотчина Цыклера" с сельцом Любимовское с пустошами Кошелево, Ворыгино, Вьюны, Амачкино (она же Омачкино– А.Л. ), Савина в качестве других наград были отданы генералу "Петру Ивановичу" - Патрику Гордону, выходцу из Шотландии и сподвижнику Петра I за его многолетнюю службу и заслуги при взятии Азова.

В Указе Преображенского приказа за сельцом Любимовским числилось "пашни 25 четвертей, сена 60 копен, лесу пашенного одна десятина". (1 десятина равна 2 четвертям или 10 копнам или 1,09 га) После смерти Патрика Гордона (1699 г.) владелицей сельца с усадьбой стала вдова генерала Елена (Алёна) Яковлевна Гордон, от которой оно перешло потом к её сыну подполковнику Фёдору Петровичу с женой Анной Христофоровной, которая была из Немецкой слободы. После них наследницей стала их дочь Анна Фёдоровна, жена шталмейстера Ивана Михайловича Кишкеля, получившая "своё недвижимое имение, которое дошло ей после деда её Петра и отца Фёдора – сельцо Каменка Любимовское тож с пустошами, с лесы..." 18 июля 1737 года она "по заручной челобитной уступила своё недвижимое имение своей родной сестре Елене Фёдоровне", жене коллежского советника Ивана Фёдоровича фон Горн.

После смерти графини Елены Фёдоровны (22 сентября 1755 года), состоявшей к тому времени во втором браке за капитаном Навангинского пехотного полка графом Карлом Белманом Денавранкусом, между которым и сыном Елены Фёдоровны от первог брака подпоручиком Ширванского пехотного полка Карлом (Кириллом) Ивановичем фон Горн был "учинён полюбовный раздел" родовых имений в Московском и других уездах, согласно которому первому достались земли в Ефремовском уезде, а остальное – Карлу Ивановичу, о чём они и сообщили в совместной челобитной от 26 марта 1756 года. 21 августа 1756 года по распоряжению Вотчинной коллегии "было велено" подъячему описать имение в Каменке - Любимовском.

В то же время каким-то неясным нам пока образом 3 февраля 1756 года, по другим данным 17 марта 1754 года имение в сельце "Любимовское, Каменка тож", где "написанных по поданным к нынешней третьей ревизии скаскам (третьей переписи населения - А.Л. )...мужеского пола двадцать одна душа с женами их и с детьми с братьями и племянники со внучаты с приёмыши с зятьями и со всем их крестьянским семейством и с новорожденными обеих полов с дворовым хоромным и огуменным (с гумном – А.Л. ) строением...", досталось по закладной генерал-майору князю Алексею Никитичу Волконскому от прапорщика Кирилла (Карла) Ивановича фон Горн.

29 июля 1769 года князь А.Н.Волконский продал своё недвижимое имение в сельце Любимовское Каменке тож "со крестьяны" подполковнику Фёдору Ивановичу Боборыкину, который 17 декабря 1770 года "уступил" его за 800 рублей премьер-майору и кавалеру, обер-провиантмейстеру Матвею Герасимовичу Окулову (1735? – 21.9.1819?). По-видимому, именно в это время и было начато в Каменке строительство каменного усадебного дворца в довольно редком стиле русской неоготики.

К концу жизни М.Г.Окулова в его имении числилось 213 душ обоего пола, каменный господский дом (дворец) с четырьмя флигелями, регулярным парком и садом; две ткацкие фабрики в 4-х корпусах, расположенные возле усадьбы – чулочная (шелкоткацкая) и суконная – со всем необходимым оборудованием, паровой прессовой, белильней, красильней, сушильней; 3 светлицы; конюшенный двор с каретным сараем; скотный и птичий дворы; два сенных сарая; кузница с горном и мастерской; слесарня; теплица и оранжерея; амбар, овин, житница, баня и другие хозяйственные и иные строения; пашенная и сенокосная земля площадью 179 десятин 1984 сажени, а также три пруда "с насажденною рыбой карасем", плотина и протекающая через имение речка Малиновка.

После смерти М.Г.Окулова к концу 1820-х годов производство ткани и сукна в имении прекратилось. Фабрики пришли в упадок и были закрыты, а через два десятка лет превратились в руины, как и большинство других строений. Имение лишилось не только дохода от фабрик, и у наследников появились большие долги. По духовному завещанию М.Г.Окулова, составленному в 1815 и утвержденному в 1816 году, все его недвижимые имения в нескольких губерниях были поделены между наследниками, которыми стали его дети: Алексей, Порфирий, Евграф и Аграфена, а также вдова сына Модеста, Анна Карловна с детьми: Анной, Елизаветой и Софьей. Каменка по условию завещания определялась в общее их владение с распределением дохода на эти 5 равных частей между наследниками.

В дальнейшем, по-видимому, по неизвестной пока нам договоренности между наследниками владельцами имения в Каменке стали Порфирий и Евграф Матвеевичи Окуловы, которые и разделили его поровну между собой по раздельному акту в 1821 году. Первому досталось 110 душ обоего пола, второму – 106 душ. Но официально оформленного раздела с размежеванием между ними проведено не было. Это обусловило в дальнейшем большую юридическую неразбериху, возникшую при продаже своих частей имения, хотя в 1825 году 14 ноября они оба и были "введены во владение". Это процедура состояла в следующем: крестьянам, состоящим в этом имении, был зачитан Указ Его Императорского величества, представлены новые хозяева и взяты с них обязательства с подпиской о повиновении им. В 1827 году за большие казенные и другие долги имение было описано, оценено и назначено на продажу. Однако из-за "несообразной по дешевизне оценки имения", которая не покрывала эти долги, оно было снято с продажи. Предстояла переоценка имения.

В 1834 году 14 ноября после нескольких раундов-переторжек на публичных торгах по представлению Богородского уездного суда в Московском губернском правлении часть имения, принадлежавшая Евграфу Матвеевичу Окулову, была продана за 30000 рублей ассигнациями дворянину, чиновнику 8 класса (коллежскому асессору) Алексею Андреевичу Королькову и дворянке, вдовствующей титулярной советнице Елизавете Михайловне Покровской ( ? – 1862), купившим эту часть вскладчину. Корольков наладил в Каменке производство шелковых чулок, фуфаек и колпаков.

В 1835 году 12 июня московские купцы-братья Сорокины, в их числе Василий Дмитриевич, "с купеческими детьми" купили у Королькова и Покровской часть их имения "с крепостным каменным домом на белой земле... с 4-мя флигелями, садом и ... частию прудом... ценою ассигнациями за 4000 рублей". Сорокины организовали в Каменке производство шелковых платков. Далее в 1840-48 г.г. произошел пока необъяснимый (из-за недостаточной информации) "раздел дачи между коллежским асессором Корольковым, полковником П.М.Окуловым и купцами Сорокиными". Каменка оказалась разделённой на четыре части между тремя названными владельцами и купеческими детьми Сорокиных.

В 1850 году за невыплату П.М.Окуловым в установленный обязательством промежуточный срок займа, взятого им в 1837 году на 37 лет из сохранной казны Московского опекунского совета Императорского Воспитательного дома, принадлежащая ему часть имения в Каменке была передана в пользу этого совета. 20 августа 1852 года эта часть имения была продана с аукционного торга надворному советнику и кавалеру Ивану Петровичу Лебедеву (? – 1861), владевшему землями и в других губерниях. 3 октября 1852 года И.П.Лебедев был "введен во владение". После его смерти наследниками стали его сыновья коллежский секретарь Петр Иванович и поручик 3-го Гренадерского стрелкового батальона Александр Иванович Лебедевы.

После продажи двух частей этого имения началось значительное дробление его самого и его земли. В будущем это обусловило образование немыслимой по количеству и конфигурации чересполосицы.

В 1876 году одним из владельцев в Каменке стал богородский купец из Павлова Посада Дмитрий Дмитриевич Сорокин, а также вновь московские купцы Сорокины. В 1882 году 12 марта московский купец (по другим данным - московский мещанин) Алексей Харитонович Шипков приобрел по неустановленному акту, где значится "Данная", "дом с строениями и землю" в сельце Каменке, в пустошах Варгиной, Аникиной, Герасимовой и сельце Сафоново. Кстати в том же году 13 августа он продал "недвижимое имение с постройками, лесным и прочим угодьями... при сельце Аннине – Филипково тож и п. Герасимовой и Тереховой" (близ нынешней д.Марьино) Петру Филипповичу Копейкину-Серебрякову - московскому купцу, потомственному почетному гражданину, состоявшему церковным старостой в церкви Николая Чудотворца в Новом Ваганькове, подарившему потом в 1902 году церкви Святой Троицы в Каменке пять десятин земли.

20 мая 1886 года Шипков продал имение в Каменке богородскому купцу 2-й гильдии Петру Григорьевичу Брунову (6.06.1840 – 21.06.1902), который скупил также земельные и лесные угодья с постройками в 1882 году в ненаселенной местности при с.Васильево, в пустоши Новинках при д.Копнино, в пустоши Паниной у гвардии поручика Адриана Адриановича, штабс-капитана Николая Абрамовича и дворянина Ивана Абрамовича Лопухиных; в 1884 году при с.Сафонове у отставного ротмистра Леонида Ивановича и губернского секретаря Модеста Ивановича Писаревых; в 1888 году "в даче 2-й части пустоши Никулиной" у купчих Марии Григорьевны и Евдокии Прохоровны Сивовых. Жена Петра Григорьевича, Мария Гавриловна Брунова (28.01.1847 – 3.02.1903) также приращивала земли, выкупив в 1880 году земли и угодья "при д.Каменке Любимовское тож в п.п. Гридиной Фофанцевой и на дер.Марьиной", а также "имение под №1 во второй части с-ца Любимовского, под №2 – п.п., под №3 в... п.Гридиной" у жены дворянина Веры Алексеевны Писаревой, губернского секретаря Петра Алексеевича и несовершеннолетнего Михаила Алексеевича Корольковых. По-видимому, Бруновым что-то "перепало" в Каменке и в 1879 году от Писаревых и Корольковых.

Будучи очень энергичным предпринимателем, Пётр Григорьевич привёл в порядок в своем имении в Каменке старые и построил новые небольшие ткацкие заведения (полукустарные фабрички) по производству сукна, парусины, мешковины, клеёнки и даже ковров. С 1893 года Пётр Григорьевич состоял в Московском купечестве и имел собственные склады в Москве на Никольской улице в доме Алексеева, в подвальном этаже Верхних Торговых рядов (ныне ГУМ), а также на Нижегородской и Ирбитской ярмарках, где он вёл торговлю своей произведенной продукцией.

После смерти Петра Григорьевича и Марии Гавриловны по духовному завещанию своего родителя наследниками его владений и долгов стали д вое из трех сыновей : Владимир и Иван. Владения в Каменке т ак же были поделены между ними. Всеми юридическими делами по разделу занимался Иван Петрович. Третий сын Александр по неизвестной причине в завещании не упоминался, хотя известны факты его жизнедеятельности в 1911 год у в Обухове и в 1912 году в Богородском земском собрании .

Помимо земли Ивану Петровичу отош ё л скромный деревянный одноэтажный родительский дом с флигелями , построенный, видимо, во второй половине Х I Х века, и регулярный липовый парк .

До 1950-х годов этот дом использовался как школьное здание и жилье для учителей, затем со значительными переделками он был перенесен из парка на нынешнее место возле бывшей в ту пору средней школы №32. Сохранившийся до настоящего времени возле Каменского пруда двухвековой уникальный парк, хотя изрядно поредевший, местами недопустимо заасфальтированный и изуродованный нагромождением современных культурно-спортивных построек, и поныне остается прекрасным и редчайшим для Ногинского района памятником садово-паркового искусства, а также самым любимым местом отдыха горожан.

Усадьба с каменным дворцом, флигелями и парком, досталась Владимиру Петровичу.

С этим дворцом по утверждению некоторых краеведов советского периода, подверженных сильному влиянию господствовавшей в то время государственной идеологии, были связаны не подтвержденные до сего дня легенды местных жителей о Ваньке-ключнике, замученном в Каменке "жестокими временщиками" князьями Черкасскими, якобы жившими в Каменской усадьбе и чуть ли не на виду у всех в массовых масштабах безнаказанно истреблявшими население. Были распространены также и рассказы о вырытых крепостными людьми подземных ходах, идущих зачем-то (и зачем?) от дворца под Каменским прудом в неизвестном направлении к лесу на протяжении в несколько километров, о несметных сокровищах и библиотеке царя Иоанна Грозного, якобы спрятанных в этих подземельях. Однако эти факты не могут считаться достоверными, и их следует пока отнести лишь к устному народному творчеству, хотя и не исключается возможность приспособления для подземного хода естественных пустот в известняковых залежах. Нет пока никаких документальных подтверждений и факта владения усадьбой в Каменке князьями Черкасскими. Известно лишь, что во время межевания земель в 1767 году сельцо Быково с отхожей пустошью Соколова (ныне это д.Марьино) близ Каменки были "общего владения лейб-гвардии Конного полку премьер-майора князя Петра Петровича, да отставного полковника князя Сергея Петровича Черкасских, вдовствующей жены его княгини Татьяны Васильевны и малолетнего сына её Петра Сергеевича Черкасского же".

В связи с выездом со всей своей семьей за границу (предположительно в США или Францию) Владимир Петрович Брунов 20 июля 1911 года продал свою усадьбу кудиновской помещице Марии Владимировне Карнеевой (урожд. Вишняковой), жене статского советника, критика, литератора, лингвиста, члена Общества любителей российской словесности и Русского фотографического общества Александра Дмитриевича Карнеева. Он был одним из семи наследников известного царскосельского, а затем московского купца 1-й гильдии Дмитрия Семёновича Карнеева - владельца знаменитого пивоваренного завода "Карнеев, Горшанов и Ко" на Шаболовке и Мытной, поставлявшего пиво, фруктовые и искусственные минеральные воды разных марок Двору Его Императорского Величества. (Теперь здесь кондитерская фабрика "Ударница")

В начале ХХ века земли крупных землевладельцев Каменки И.П.Брунова и московского нотариуса Павла Николаевича Меморского были разделены ими на небольшие участки, на которых они построили добротные деревянные дома-дачи, и выставлены на продажу. Недостатка в желающих их приобрести не было.

К 1911 году Каменка представляла собой тихий дачный уголок, в котором мирно уживались коренное население – каменчане и приезжее – московская знать. Так в Каменке появились московские фамилии священника Константина Константиновича Озерецковского, Александра Григорьевича Почиталова, Николая Николаевича Соловьева, мещанки Марии Алексеевны Фёдоровой (отсюда происходит название ул. Фёдоровской), жены шведского подданного Надежды Петровны Гагман, жены коллежского регистратора Зинаиды Павловны Моро, потомственного дворянина Вячеслава Ивановича Литвинова, Василия Максимовича Максимова, Марии Михайловны Орловой, Ивана Ивановича Котельникова, Гавриила Ефимовича Гаврилова, Дмитрия Николаевича Березина (ул. Березинская), Петра Ивановича Гаганова, Ольги Яковлевны Соколовой, Леонида Павловича Быстрицкого, коллежского регистратора Нордмана, Дмитрия Александровича Александрова, Андрея Ефимовича и Ивана Матвеевича Ефимовых, Валентины Васильевны Смольяниновой, обрусевших шведских подданных Эрика Ильича и Леониды Дмитриевны Линдстрем, Фёдора Тимофеевича Баринова, Демидовых, Латышовых и других. При этом нельзя не упомянуть и такие коренные фамилии каменчан, как Горшковы, Засыпкины, Шапкины, Поташовы, Кононовы, Конновы, Мазохины, Пчелины, Пушкины, Сусловы, Исаевы, Егоровы, Гороховы, Павловы, Курочкины, Сорокины, Титовы, Никоноровы, Дунаевы, Арефьевы, Будаковы, Былинкины, Гуровы, Грачёвы и другие.

Потом был 1917 год, известная "Экспроприация экспроприаторов" и все нажитое Иваном Петровичем, не последовавшим вслед за своим братом за границу, и его предками было "экспроприировано", т.е. отобрано.

Дворец в Каменке был разграблен. Началась другая жизнь.

После 1917 года в помещении дворца последовательно размещались Васильевский волостной комитет, Дом инвалидов дорожно-страховой кассы Московско-Курской железной дороги имени Кухмистерова на 50 человек, школа крестьянской (колхозной) молодёжи, переведённая из с.Кудиново в 1926 году. С 1930-х го дов дворец несколько раз был основательно перестр оен и надстр оен для размещения в нём Рабфака торфяной промышленности (с 1932г.), затем Кудиновского машиностроительного техникума (1942 – 1997) , пока не стало совершенно неузнаваемым. Н а западн ом торце здания сейчас можно увидеть очертания готических оконных проемов поглощенного дворца, замурованных кирпичем, и отдельны е декоративны е элемент ы . В настоящее время этот дворец находится в "чреве" нынешнего Кудиновского колледжа (ГКТУ).

Каменка сокровенная

Название сельца Каменка оказалось прочно связанным с построенной в нём церковью , которая не только потому, что она теперь во всех найденных архив ных документах навечно записана как "церковь Святой Троицы в Каменке" . Сакральный смысл этого названия сокровенно содержится в самом названии одного из престолов Троицкой церкви, который посвящён святым Первоверховным Апостолам Петру и Павлу. В переводе с греческого " Пётр " означает "камень" (наука о горных породах, проще, о камнях называется "петрология").

Сельцо будто завещало хранить своё название и в именах своих благодетелей последующих поколений. Как уже известно , Петром звали основателя этого храма, богородского купца Брунова. То же имя носили автор окончательного проекта церкви, московский классный художник архитектуры Крюков, а также даритель земельных угодий в пользование Троицкой церкви, московский купец Копейкин-Серебряков. Все они тоже любили нашу тихую, светлую и умиротворяющую Каменку.

Своё название сельцо Каменка получило , видимо, в связи с залежами в нашем крае известняка - "белого камня" , достаточно прочного, устойчивого к непогоде и хорошо обрабатыва емого . Его пласты в некоторых местах, например в Мячикове, залегали очень близко к поверхности земли. Это облегчало его добычу. В течение XIV - XVI веков из этого известняка и была возведена Москва "белокаменная", сменившая своё прежнее, нередко горевшее, деревянное убранство. Но был ещё и другой камень в наших местах - булыжный, постоянно "всплывавший" из-под земли на свежевспаханных полях. Вот, возможно, в те далекие времена взор первых поселенцев и был привлечён этими камнями - булыжниками или известняком, которые обнажались то на полях, то на дне протекавшей здесь речки. Поэтому её так и назвали Каменкой, так же назвали и поселение. Но это всего лишь предположение. Хотя все эти названия, к великому сожалению, и исчезли официально, но народная память их всё же бережно хранит. Ведь беспамятство – это страшное оружие против людей, это дорога либо в никуда, либо в рабство.

Любавин А.Н.

Руководитель Городского историко-

краеведческого музея им. Н.И.Брунова

Литература и источники

Адрес-календарь. М., 1895

Адрес-календарь. М., 1898

Адрес-календарь. М., 1902

Алексеев И. Старинная усадьба в Каменках // Богородский край. Ногинск. 1928. №3

Андрианов Е. Бруновские ковры // Богородские вести. Ногинск, 1995, №21

Атлас промышленности Московской губернии. М., 1845, с.71

Богородские святыни. Богородск (Ногинск), 1992

Бурмин Ю.А., Зверев В.Л. Подземные кладовые Подмосковья. М., 1982

Введенский Ф.И. священник. Духовное торжество // Московские церковные ведомости. М., 1908. №48, с.2090-2092

Веселовский С.Б. Заселение Подмосковья IV – XVI вв.

Города Подмосковья. М., 1980. кн.2, с.344

Жизнеописание игуменьи Марии Тучковой. М. – Спасо-Бородинский монастырь, 2002

Зверев В. Следы невиданных зверей // Куранты. Выпуск 3, М., 1989

Из истории фабрик и заводов Москвы и Московской губернии (конец XVIII - начало XX вв.). Обзор документов. М., 1968;

Иконников А.В. Каменная летопись Москвы. М., 1978

Иллюстрированный путеводитель по окрестностям Москвы. М., 1926, с.144

Иоксимович Ч.М. Мануфактурная промышленность в прошлом и настоящем. т.1, М., 1915

История московского купечества. В 5 тт.

Любавин А.Н. Глубокие корни // Волхонка. Ногинск, 1998. №№ 132,133

Любавин А.Н. Начинали с кирпичного промысла // Богородские вести. Ногинск, 2000. 6 июля

Любавин А.Н. Николай Иванович Брунов (1898 – 1971) // Архитектура и строительство Москвы. М., 1999. №1

Любавин А.Н. Столетие Н.И. Брунова // Московский журнал. М., 1999. № 4

Любавин А.Н. Учёный, какого ещё не было у нас // Православная Москва. М., 2000. № 5

Любавин А.Н. Храм Святой Троицы в Каменке // Воскресение. Ногинск, 1998. № 5

Любавин А.Н. Церковь Святой Троицы в Каменке // Московский журнал. М., 1997. № 4

Любавин А.Н. Церковь Святой Троицы в Каменке // Троицкий листок. Электроугли, 2001. №№1-3; 2002. №№1-12(15)

Материалы для истории Московского купечества в 9тт. по 10 ревизиям (1725 – 1857)

Москва. Энциклопедия. М., 1997, с.487

Московские церковные ведомости (официальный отдел). М., 1898. №15-16, с.30

Московские церковные ведомости (официальный отдел). М., 1900. №31, с.83

Московские церковные ведомости (официальный отдел). М., 1901. №13, с.33

Московские церковные ведомости (официальный отдел). М., 1901. №37, с.91

Никонов А. Время красных директоров // Деловой мир – Былое. М., 1995, №3

Нистрем К.М. Адрес – календарь. М., 1857

Нистрем К. Указатель селений и жителей уездов Московской губернии. М., 1852, с.102, 104

ОПИ ГИМ: ф.165 оп.1 д.18; ф.402 оп.1 д.981

ОР РГБ: ф.172 оп.148 д.8; ф.763 оп.6 д.4

Охапкина Н.Е. Где живёшь? // Сельская молодёжь. М., 1991, №2

Памятная книжка Московской губернии на 1909 год. М., 1908

Памятная книга Московской губернии на 1912 год. М., 1912

РГАДА: 1209 кн.9817; 1209.836 кн.10011; 1355.2.121,129

РГАЛИ: ф.2606 оп.1 д.162

РГВИА ВУА: 18859 №387

Скворцов Н.В. Материалы по Москве и Московской Епархии за XVIII век. М., 1911-14, вып. 1-2

Справочная книга Московской губернии (описание уездов), сост. А.П.Шрамченко. М., 1890

Справочная книга о лицах, получивших ... купеческие свидетельства по 1-2 гильдиям в Москве

1000 лет русского предпринимательства. Из истории купеческих родов. М., 1995

Храм святого великомученика Никиты что в селе Строкино. Строкино, 1998, с.37, 41, 50

ЦИАМ: ф.16 оп.26 д.1322, ф.54 оп.14 д.824; ф.54 оп.19 д.119; ф.54 оп.144 д.91; ф.54 оп.180 д.д.71, 540; ф.184 оп.10 д.д.1716, 1740, 1986, 2447; ф.184 оп.16 д.д.38, 139; ф.203 оп.686 д.89; ф.203 оп.690 д.110; ф.203 оп.744 д.д.1538, 1629, 1905, 2299; ф.203 оп.747 д.д.521, 591; ф.203 оп.748 д.150; ф.203 оп.759 д.582; ф.277 оп.1 д.д.1776, 1779, 1781, 1782; ф.277 оп.9 д.91; ф.707 оп.1 д.д.160, 1020, 1106, 1143

ПРИЛОЖЕНИЕ

Милославские

Боярин Иван Михайлович Милославский (? - 1685) играл важную роль в событиях первых лет царствования царей Иоанна и Петра Алексеевичей

Иван Андреевич Милосласвкий (? - 1663), боярин. Иван Богданович Милосласвкий – симбирский наместник (1671), боярин. Род Милославских пресекся в 1791 г.

Энциклопедический словарь Товарищества "Братья А. и И.Гранат и К о ", т. XIX (Мекенен – Мифу Баня), 1896, с.311

Дворянский род, перешедший на Русь из Литвы в конце XIV века. М. возвысились в сер. XVII века, когда царь Алексей Михайлович женился на Марии Ильиничне Милославской, а воспитатель царя боярин Б.И.Морозов - на её сестре Анне. Отец Марии и Анны Илья Данилович М., стал боярином, а после Московского восстания 1648 г. возглавил правительство . Во время крестьянской войны 1670-71гг. под предводительством С.Разина симбирский воевода Богдан М. участвовал в подавлении восстания и жестоких расправах над разинцами. С воцарением в 1689 г. Петра I , сына Алексея Михайловича и второй его жены Н.К.Нарышкиной, влияние М. пало. Род М. пресекся в конце XVIII века.

БСЭ, т.16 (Мёзия – Моршанск), "СЭ", М., 1974, с.263

Боярин Иван Михайлович Милославский (? – 1685) возглавил борьбу против родственников Петра I Нарышкиных. Один из организаторов Московского Восстания 1682 г.

Родоначальник – Вячеслав сын Сигизмунда Корсака прибыл на Русь из Великого княжества Литовского в 1390 г. в свите княжны Софьи Витовтовны. Его правнуки Даниил и Илья Терентьевичи основали несколько ветвей рода.

Даниил Иванович (? – 18.1.1640) потомок Ильи Терентьевича, воевода в Туринске (1620)... Сын - Илья Данилович (3.7.1595 – 19.5.1668), боярин (1648) , наместник Медынский, посол в Константинополе (1643) и Голландии (1646). Его дочь Мария Ильинична и Анна Ильинична заняли видное место при дворе.

Внук Ильи Терентьевича – Иван Михайлович Милославский (1629 – 27.7.1685), боярин (1677), глава челобитного и аптекарского приказа (1667 – 1670) обладал большим влиянием в правительстве царя Фёдора Алексеевича, возглавлял приказы Большого прихода (1676 – 1681), Большой казны, иноземский и Рейтарский (1678 – 1682), Казенный (1678 – 1680).

Большая школьная энциклопедия. История России IX – XVII вв., М., 2002, с.372-373

Веселовский С.Б. "Исследования по истории класса служилых землевладельцев" М., 1969, с.67, 136:

Цыклер (Циклер) Иван Елисеевич

Думный дворянин, заговорщик. Сын полковника из "кормовых иноземцев", Ц. записан на службу в 1671 г. и через 8 лет пожалован в стольники. С 1682 г., будучи стрелецким подполковником, он делается наперсником Фёдора Шакловитого, "собеседником" И.М.Милославского и деятельным орудием царевны Софьи, которая доверяла ему, как "самому ревностному приверженцу". В 1687 – 1688 гг. участвовал в 1-м Крымском походе. В 1689 г., видя, что дело Софьи проиграно, явился к Петру I с собщением о её заговоре, за что получил звание думного дворянина и воеводство в Верхотурье. В начале 1696 г. он был вызван в Москву и назначен к строению крепостей при Азовском море. С одной стороны это назначение, почитавшееся тогда за почётную ссылку, а с другой – увеличивающаяся строгость Петра I к противникам новшеств побудили Цыклера составить заговор на жизнь Петра I ; участниками заговора были окольничий Алексей Прокофьевич Соковнин и его зять стольник Фёдор Матвеевич Пушкин (казнен 1697). В феврале 1697 г. два стрельца, Елизаров и Силин, известили Петра I о намерении Цыклера и его сообщников зажечь дом, в котором находился царь, и во время пожара убить его самого. Петр I немедленно явился на место собрания заговорщиков, лично арестовал их и нарядил над ними суд из бояр, окольничих и палатных людей. На суде, под пытками, Цыклер объяснил, что побудили его к преступному замыслу упреки в старой дружбе с Милославским, и при этом оговорил царевну Софью, вследствие чего последняя была пострижена в Новодевичьем монастыре, а вырытый труп Милославского, умершего еще в 1685 г., подставлен под плаху при казни заговорщиков. Голова казненного 4 марта 1697 г. Цыклера (как и головы его сообщников) была воткнута на "железный рожек" и выставлена на несколько дней на Красной площади; двое сыновей его отосланы в Курск на службу с тем, чтобы " их без указа царского в Москву не отпускать". Джон Перри, приехавший в Россию вскоре после этого заговора, замечает, что он (Цыклер – А.Л. ) был выражением негодования вельмож, порицавших нововведения. Плейер, находившийся в 1697 г. в Москве, придает заговору особенное значение, утверждая, что преступный замысел был направлен против Петра I , всего царского семейства, всех приближенных царя и, наконец, против всех иностранцев.

Цыклер И.А. – стрелецкий полковник, думный дворянин. Соковнины, Милославские, Пушкины, Морозовы состояли в брачных связях: Борис Иванович Морозов был женат на Анне Ильиничне Милославской, сестре Марии Ильиничны М. жене царя Алексея Михайловича и т.о. приходился ему шурином. Сестра А.П.Соковнина Федосья Прокофьевна была замужем за Глебом Ивановичем Морозовым, старшим братом царского шурина Бориса Ивановича. Другая сестра Евдокия Прокофьевна – замужем за боярином кн. Петром Семеновичем Урусовым. Дочь А.П.Соковнина Софья – замужем за Александром Ивановичем Милославским.

Боярыня Федосья Морозова и Евдокия (Прасковья) Урусова были ярыми поборниками старой веры. Это родство и их близкие связи ставили царя Алексея в крайне затруднительное положение. После смерти царицы Марии Ил. (+3.3.1669) в ноябре 1671 г. он отдал приказ о заключении под стражу Федосьи Морозовой, но это не сломило защитниц старой веры. В 1675 г. они были казнены.

После смерти царя Алексея Михайловича остались противоборствующая родня от двух жен, Милославских и Нарышкиных, и трех наследников.

Сын И.Е.Цыклера, стольник И.И.Цыклер был третьим мужем (с 1716) Ирины Яковлевны Пушкиной, дочери Якова Степановича Пушкина (+1699 в ссылке в касимовской деревне), дяди казненного Федора Пушкина, бывшего вместе со своим братом Матвеем Степановичем самыми значительными по службе представителями рода Пушкиных. Имели большое влияние при дворе, были тесно связаны со старообрядчеством. Матвей Степанович был сослан в Сибирь с конфискацией всего имущества. Степан и Григорий – дети Гаврилы Григорьевича (из А.С.Пушкина "Борис Годунов")

Литература:

Веселовский С.Б. Исследования по истории класса служилых землевладельцев. М., 1969, с.67, 136:

Энциклопедический словарь Брокгауз, Ефрон. (Цензурный комитет – человек) СПБ 1903, т.38, с.159

Патрик Леопольд Гордон ( Gordon )

Патрик Леопольд Гордон , известный в Росси как "Пётр Иванович" (21.3.1635 - 29.11.1699) родился в шотландском графстве Абердин, епископата Кронден. Военный инженер, генерал-майор (1678), генерал-лейтенант (1683), контр-адмирал, шаутбенахт (упомин. в 1694). Из дворян-католиков. Окончил (1655) Браунсбергскую коллегию (Данциг). Служил в шведских и польских войсках. С 1661 г. в чине майора на российской службе. Обучал "полки нового строя". Неофициальный посланник в Англии (1666-67). Участник Чигиринских походов 1677-78, Крымских походов 1687-89 гг. Возглавляя Бутырский полк, в 1689 г. перешел от царевны Софьи Алексеевны на сторону царя Петра I , став его сподвижником и одним из создателей регулярной русской армии. Руководил Кожуховским походом 1694. Добился разрешения на постоянное пребывание в России католического священника и основал в Москве католическую церковь (1694). Видный участник Азовских походов 1695-96 гг. (в 1696 руководил осадными работами). Участник подавления стрелецкого восстания 1698г. Автор "Журнала, или Дневной записки бывшего в российской службе генерала Гордона, им самим писаной" (т. 1-6, на англ. яз.; частичный перевод на немецкий язык – т. 1-3 М. – СПБ, 1849-52; русский перевод – ч. 1-2, М., 1891-92) – подробной автобиографии П.Гордона и важнейшего источника по истории России 2-й половины XVII века. Описал быт и нравы москвичей и внутриполитическую ситуацию в России того времени. Жил в Немецкой слободе. Похоронен вначале на Немецком кладбище, затем перезахоронен на Введенском кладбище.

Лтература:

Бокова В.М. История Москвы. М., 1997, с.65

Брикнер А.Г. Патрик Гордон и его дневник, СПБ, 1878.

Голиков И. Историческое изображение жизни и всех дел... знаменитого... генерала российского Патрика Гордона, известного под именем П.И.Гордона, М., 1800;

Данилов А.А. Справочные материалы. История России IX – XIX вв., М., 1998, с.147

Отечественная история. История России с древнейших времен до 1917 года. Энциклопедия, т.1 (А-Д), М., 1994, с.591-592

Обуховы

Дворянский род, восходящий к 1-й половине XVI века. Лаврентий Авдеевич Обухов (+1665) был воеводою в Илимске. Иван Васильевич О. (1735-95), один из пособников Екатерины II при восшествии её на престол, был действительным камергером; под конец жизни сблизился с вел . кн. Павлом Петровичем и живал иногда в Гатчине. Его внук Борис Петрович (1820-85) был псковским губернатором, потом товарищем министра внутренних дел; написал известную в свое время записку о необходимости усиления губернской власти, вызвавшую опровержение со стороны кн. А.И.Васильчикова. Род внесен в VI и II ч. родосл. кн. Моск., Оренб., Пенз., Казанс. и Самарс. губ. (Гербовник IX , 21) Есть еще несколько родов Обуховых позднейшего происхождения.

Энциклопедический словарь Брокгауз, Ефрон. т. XXI а, (Нэшвиль – Опацкий), СПБ 1897, с.601

Окуловы

Дворянские роды. Один из них восходит к 1-й половине XVII века. Алексей Матвеевич О. был оленецким (1803) и херсонским (1804) губернатором. Этот род внесен в VI ч. род. кн. Яросл., Моск. и Вологод. губерний (Гербовник, VII , 58) Есть еще два рода Обуховых, восходящих к XVII веку, и пять родов этого имени позднейшего происхождения.

Энциклопедический словарь Брокгауз, Ефрон. т. XXI а, (Нэшвиль – Опацкий), СПБ 1897, с.851

Матвей Герасимович Окулов (1735? – 21.9.1819), премьер-майор, обер-провиантмейстер и кавалер; жена Анна Алексеевна ур. Кропоткина (? – 1820 ?). Их дети: Алексей Матвеевич, действ. статс. советник (в 20 лет на 1787 г. – капитан Кабардинского пехотного полка); Модест Матвеевич, генерал-майор и кавалер ( в 14 лет на 1787 г. – каптенармус лейб-гвардии Преображенского полка. Его жена Анна Карловна и дети: Анна, Елизавета, Софья); Порфирий Матвеевич, полковник (в 10 лет на 1787 г. – сержант лейб-гвардии Преображенского полка); Евграф Матвеевич (1779 - ?), комиссариатский статский чиновник 8 класса; Аграфена Матвеевна (1772 - ?).

Некоторые захоронения Окуловых находятся в некрополе Донского монастыря.

Литература:

Саитов В.И., Модзалевский Б.Л. Московский некрополь. В 3 тт., СПБ, 1907-1908

Волконские

Русский княжеский род, отрасль князей черниговских. Родоначальник кн. Иван Юрьевич, по прозвищу Толстая Голова ( XIII колено от Рюрика), согласно официальной родословной сын кн. Юрия Михайловича Тарусского и Оболенского, получивший в удел земли на берегах р. Волкони.

Родоначальниками трех основных ветвей рода Волконских стали трое сыновей кн. Федора Ивановича (? - 1380), старшего сына Ивана Юрьевича. Герб кнн. Волконских внесен в "Общий гербовник" ч. III , с.1 (Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи, начатый в 1797 г., СПБ, ч. I – XX )

Родоначальник 1-й ветви – Константин Федорович Конинский

Родоначальник 2-й ветви – Иван Федорович Конинский

Родоначальник 3-й ветви – Федор Федорович Тарусский (? - 1487)

Князья Волконские служили в XVI – XVII веках в стольниках и окольничих, лишь за особые заслуги получали боярство. В XVIII в. начали занимать высокие государственные должности. В XIX в. кн. Петр Михайлович (1 ветвь) получил титул Светлейшего князя.

Вторая линия второй ветви:

Роман Александрович – Константин (? – 1560) – Михаил Хромой – Лев – Федор – Никита – Алексей – Михаил, Николай, Петр

Алексей Никитович (Микитич) Волконский , генерал-майор (? – 21.4.1781). (Васильцов стан сельцо Каменка.)

Брат кн. Михаил Никитович (9.10.1713 – 8.12.1788), генерал-аншеф, политический деятель, мемуарист; сыновья Лев, Павел (бездетный). (В 1736 г. за храбрость досрочно произведен в секунд-майоры, а вскоре в премьер-майоры. В 1756 г. в чине генерал-майора назначен послом в Польшу. 1759 г. – генерал-поручик, командовал войсками в Познани. 1762 г. – подписал перемирие с Пруссией в Неймарке. 1769-71 г.г. – посол в Варшаве, 1771 г. – генерал-губернатор Москвы. Кавалер ордена св. апостола Андрея Первозванного)

Сестра Анна Никитична , её муж Дмитрий Петрович Лобков;

Сестра ( ? ) Никитична , её муж генерал-поручик Иван Петрович Леонтьев;

Жена князя А.Н.Волконского - Маргарита Родионовна (ур. Кошелева ; ? - 1790).

Дети А.Н. и М.Р.Волконских:

кн. Михаил Алексеевич , бригадир, его жена Варвара Ивановна ур. Шипова, их сын Павел (бездетный);

кн. Николай Алексеевич , генерал-лейтенант (19.11.1757 – 26.09.1834), его жена Феодосия Петровна ур.Нащокина (12.06.1761 – 14.12.1824), детей не было;

кн. Петр Алексеевич , бригадир (4.07.1759 – 4.03.1827), его жена графиня Софья Ивановна ур. Гендрикова. Их дети: Иван с женой Варварой Николаевной ур.Павловой; Алексей; Дмитрий (? - 1840) с женой Анной Александровной ур.Высоцкой;

кн. Екатерина Алексеевна (6.10.1754 – 17.11.1829), её муж, государственный деятель, археолог, выдающийся русский историк, член Российской Академии с 1789 г., обер-прокурор Синода, президент Академии Художеств, граф Алексей Иванович Мусин-Пушкин (16.31744 – 1.2.1817), открыватель "Слова о полку Игореве";

кн. Анна Алексеевна (1762 – 1828), девица;

кн. Варвара Алексеевна (6.11.1760 – 1.03.1827), её муж отставной полковник Санкт-Петербуржского пехотного полка кн. Михаил Петрович Нарышкин, герой Отечественной войны (17.12.1753 – 23.8.1825), из рода матери Петра I . Их дети: Маргарита Михайловна (2.1.1781 – 29.4.1852), в замужестве вторым браком за героем Отечественной войны князем Александром Алексеевичем Тучковым (3.3.1778 – 26.8.1812), убитым под Бородино, известна как игуменья Мария, основательница Спасо-Бородинского монастыря; Кирилл Мих. (22.6.1785 – 7.1.1857); Варвара Мих. (6.7.1787 – 29.9.1834); Софья Мих. (10.9.1788 – 18.1.1829); Евдокия Мих. (1790 – 5.3.1862); Мария Мих. ( ? ); Михаил Мих. Нарышкин, герой Отечественной войны, декабрист (4.2.1798 – 2.1.1863); Александр Мих. (12.3.1801 – 29.6.1846), штабс-капитан; Наталия Мих. (25.6.1804 – 10.12.1817);

кн. Мария Алексеевна (18.3.1750 – 17.12.1804) замужем за кн. Иваном Сергеевичем Гагариным (1.14.1752 – 20.1.1810). Их дети: кнж. Наталья Ивановна (22.1.1778 – 8.11.1832; зам. за итальянским живописцем Сальваторе Сигизмундо Тончи), кн. Григорий Иванович Гагарин (17.3.1782 – 12.2.1837), переводчик-дипломат (жена Екатерина Петровна Саймонова); кнж. Варвара Ивановна (21.3.1779 – 18.1.1834; замужем за Павлом Федоровичем Карабановым, коллекционером антиквариата)

Стольник кн. Федор Львович Волконский (? – до 1700) был женат на Екатерине Ильиничне ур. Милославской, родной сестре царицы Марии Ильиничны Романовой (ур.Милославской, 1625? – 3.3.1669), 1-й жены царя Алексея Михайловича (царица с 1645 г.).

Князь Никита Федорович Волконский (отец Алексея Никитовича), капитан, оппозиционер, шут при Анне I ; его жена графиня Аграфена Петровна ур. Бестужева-Рюмина (? – 1732) была "сослана по делу мужа в Тихвин".

Кн. Прасковья Юрьевна (ур. Трубецкая; 1762 – 24.4.1846) в замужестве за кн. Федором Сергеевичем Гагариным, братом мужа кн. Марии Алексеевны, стала прообразом Татьяны Юрьевны в "Горе от ума" Грибоедова.

Литература:

Власьев Г.А. "Потомство Рюрика", СПБ, 1906 – 1917, т.1, ч. 1-3; Петров П.Н. История родов русского дворянства, СПБ,1886, т. 1,2.

Бабаев С., Афанасьев В. Военные звания в царской армии // Военно-исторический журнал, 1940, №9;

История родов Российского дворянства (в 2-х т.т.), т.1, М., 1991, с. 148, 149, 298

Майорова М.В. Русская родословная мозаики. Век XVI – XXI . М., 2002, схемы 33, 46, 177:

Энциклопедический словарь Брокгауз – Ефрон. Россия при царевне Софье и Петре I , М., 1990

Бруновы

Купеческий род Бруновых был хорошо известен в дореволюционной России. Обуховские ковры принесли в своё время заслуженную славу основателю российского ковроткачества Михаилу Матвеевичу Брунову, двоюродному брату Петра Григорьевича Брунова (6.06.1840 – 21.06.1902), потомственного почётного гражданина, богородского купца 2-й гильдии, обосновавшегося в 1880-х годах в сельце Каменка Васильевской волости Богородского уезда. Корни этой ветви рода Бруновых накрепко переплелись с историей Богородского края, особенно храма Святой Троицы в Каменке и церкви святого великомученика Никиты погоста Лужки Быковской волости Бронницкого уезда (ныне с.Строкино Раменского района).

Жена Петра Григорьевича, Мария Гавриловна (28.01.1847 – 3.02.1903) во всем была ему верным помощником. У них было трое сыновей: Иван (р. 1875), Александр и Владимир .

П ё тр Григорьевич делал большие вклады в церковь великомученика Никиты в погосте Лужки Бронницкого уезда (ныне с. Строкино Раменского района) . Здесь он в течени е 15 лет, начиная с 1886 года, был церковным старостой и "за учреждение в 1899 году на собственные средства в погосте Лужках Бро н ницкого уезда церковно-приходской школы и содержание оной с того времени" в 1901 году по указу Государя Николая II был награжд ё н орденом Святой Анны III степени. Он основа л церковно-приходск ую школ у в Каменке, где также содержал и сельскую школу , в которую по его инициативе с 1894 года приглашались священники для проведения вечерних богослужений под воскресные и праздничные дни. П ринимал деятельное участие в народном образовании. По всей видимости, п ри его участии были возведены часовни в деревне Исаков о (на развилке нынешних 1-й и 2-й Центральных улиц в самой деревне) , в Каменке (правее места, где сейчас стоит памятник воинам Великой отечественной войны на площади Октября). В 1896 году по его инициативе и под его руководством было составлено и подано прошение в Московскую Духовную Консисторию с подписями крестьян сёл и деревень Каменка, Сафоново, Горки, Исаково, Соколово Васильевской волости Богородского уезда о "дозволении строительства каменного храма в с.Каменка". Двадцатью годами раньше крестьяне отказались, о чём потом очень сожалели, от строительства храма в Каменке, которое предложил им помещик Хлудов. (По всей видимости, это был московский купец 2-й гильдии с 1868 года Николай Назарович (9.4.1842 – 1.5.1882), имевший торговлю винами в Москве на Никитской, владевший в ту пору землёй в с.Сафоново, а также большой дачей и землями в пустоши Быково близ д. Соколовой недалеко от Каменки, которую продал в 1881 году Виноградову А.Г. и Тюляевым. Сейчас это дер.Марьино)

27 декабря 1900 года осуществилась давняя и заветная мечта Петра Григорьевича. В этот день был освящён пятикупольный трёхпрестольный красавец-храм, построенный из красного кирпича в византийско-новорусском стиле во имя Святой Живоначальной Троицы в память священнокоронования Государя-Императора Николая Александровича и Государыни-Императрицы Александры Фёдоровны. (В 1903 году был освящен правый престол во имя Славных и Всехвальных Первоверховных Апостолов Петра и Павла, а в 1908 году вместе с возведенной в течение одного года трёхъярусной колокольней и северным престолом во имя Черниговско-Гефсиманской иконы Божией Матери по полному чину был освящён уже и весь храм)

24 апреля 1902 года Пётру Григорьевичу по Указу Государя была вручена грамота Правительствующего Сената на присвоение звания потомственных почётных граждан его самого и всего его рода. Государь-Император "всемилостивейше повелел ... пользоваться как ему, так и его потомству всеми правами и преимуществами Манифестом сему сословию дарованными".

На строительство храма Святой Троицы в Каменке П ё тр Григорьевич потратил все свое состояние, задолжав к тому времени Московскому Земельному банку большую сумму. Пытаясь выйти из затруднительного положения, он был вынужден не один раз закладывать в этот банк под проценты усадебную землю и угодья.

Пётр Григорьевич умер 21 июня 1902 года. Мария Гавриловна ненадолго пережила его кончину. Оба они за большие заслуги перед Церковью были по гребены в фамильном склепе возле алтаря построенного ими Троицкого храма в Каменке. И поныне там стоит красивый памятник из чёрного мрамора.

В доме, доставшемся Ивану Петровичу по родительскому завещанию, в летнее время прошли детские и юношеские годы его единственного сына, будущего выдающегося русского ученого мировой величины в области истории архитектуры, замечательного педагога и академика Николая Ивановича Брунова (13.11.1898 – 25.11.1971), посвятившего свою жизнь изучению мировых архитектурных творений, воспитанию будущих учёных и открывшего миру восхитительную красоту древнерусского церковного зодчества.

Продолжая духовное дело своего отца. Иван Петрович вместе с братом Владимиром Петровичем делали щедрые дары и вклады в Строкинскую церковь великомученика Никиты. В 1901 году Иван Петрович был избран первым старостой Троицкой церкви в Каменке, находился в этой должности в течение нескольких лет. По отзыву благочинного, священника Александра Холмогорова, Иван Петрович с хозяйственными и финансовыми делами церкви справлялся "весьма благоразумно". Кроме того, он состоял действительным членом Васильевского общества образования и, как его отец, всемерно содействовал просвещению простого народа. Он принял участие в основании и становлении Высшего начального земского училища в селе Малое Васильево в двух верстах от Каменки , открытого в 1914 году по инициативе членов этого общества во главе с его председателем, местным земским врачом Иваном Васильевичем Петровым .

В паспортной книжке, выданной ему 11 января 1903 года Богородским уездным полицейским управлением, местом постоянного жительства значилось с.Каменка Богородского уезда, а в графе "об отношении к отбыванию воинской повинности" записано: "Запасный унтер-офицер из вольноопределяющихся 3-го Драгунского Сумского Его Королевского Высочества принца Датского полка". В Москве Иван Петрович снимал "зимнюю" квартиру в Басманной части по улице Красносельская 6, в доме Гарелиной. Здесь 13 ноября 1898 года у него и его жены Анны Павловны (г.р. 1879) и родился их единственный сын Николай, которого окрестили в московской церкви св. великомученика Никиты на Старой Басманной. Об этом свидетельствовала запись в метрической книге этой церкви за 1898 год под № 90, где сообщалось: "... восприемники были: Богородский купец Петр Григорьевич Брунов и Московского купца жена Людмила Александровна Бакулина. Крестил протоиерей Митрофан Геликонский с причтом".

В 1905 году Владимир Петрович стал одним из учредителей Торгового дома "В.Брунов, В.Фирсов и А.Гуреев" с конторой на Петровке в доме Рудакова в Москве. Его жена Екатерина Карловна. В Москве они жили в Мещанской части по 1-й Мещанской улице в доме Абрикосова.

Карнеевы

Глава семейства Карнеев (Корнеев) Дмитрий Семёнович (1818? – 1880-е гг.) потомственный почётный гражданин, царскосельский, а затем московский купец 1-й гильдии. С 1859 по 1863 год содержатель Перемышльского и Лихвинского акцызных комиссионерств питейных откупов. Владелец московского пивоваренного и искусственных минеральных вод завода на Шаболовке и Мытной "Карнеев, Горшанов и К о " (ныне кондитерская фабрика "Ударница"). Гласный Богородского уездного собрания (1866 г.), член комиссии г.Богородска по проверке оценки и сведений о фабриках и заводах, гласный Московской Городской Думы (1877 – 1880 гг.). Владелец имения в с.Кудиново, торфяных болот, больших земельных, лесных, сенокосных и других угодий, купленных в 1858 году у потомственного дворянина ротмистра Дениса Гавриловича Карновича и дочерей потомственного дворянина, коллежского асессора Николая Ивановича Каринского – девиц Варвары, Софьи и Юлии. Организатор в Кудиновском имении производства пива, кирпича, выработки торфа и т.д.

Женой Д.С.Карнеева, Анной Самуиловной , имение было поделено согласно её духовного завещания, составленного в 1884 году, между наследниками – своими детьми: Василием, Николаем, Дмитрием, Александром, Анной, Марией и Екатериной.

Василий Дмитриевич Карнеев : родился между 1851 и 1853 годами, умер в 1911-12 годах. Действительный статский советник (1910 г.), личный дворянин, потомственный почётный гражданин, московский купец 1-й гильдии, кандидат естественных наук (окончил Московский Университет), попечитель 2-го городского Хамовнического мужского и Московского коммерческого училищ, Товарищ старшины и выборный от купеческого сословия в Купеческой Управе Москвы (с 1887 г.), владелец пивоваренного завода на Шаболовке и представитель торгового дома завода "Карнеев, Горшанов и К о ", гласный Московской Городской Думы созыва 1881-84, 1889-92, 1893-96, 1897-1900, 1901-1904 гг., действительный член Васильевского общества образования (1912 г.), поверенный в делах наследников Карнеевых. Его жена Екатерина Ивановна - действительный член Васильевского общества образования (1912г.).

Николай Дмитриевич Карнеев: потомственный почётный гражданин, почётный мировой судья Богородского уезда, кандидат Московского Университета, представитель торгового дома завода "Карнеев, Горшанов и К о " (1917 г.), действительный член Васильевского общества образования (1912 г.).

Дмитрий Дмитриевич Карнеев: потомственный почётный гражданин, представитель торгового дома завода "Карнеев, Горшанов и К о " (1917 г.), член 1-го отдела Московской Городской Управы (1917 г.), гласный Московской Городской Думы созыва 1893-96, 1901-1904 гг.

Александр Дмитриевич Карнеев: статский советник (1911 г.), кандидат в выборщики 2-й Городской Думы, литератор, критик, словесник, лингвист, член Общества любителей Российской словесности и Русского фотографического общества (1917 г.), действительный член и член педсовета Васильевского общества образования (1912 г.), член торгово-промышленной партии. Его жена, Мария Владимировна (урожд. Вишнякова), купчиха, член-соревнователь Васильевского общества образования (1911 г.). Их дети: Мария и Владимир .

Анна Дмитриевна Карнеева: (данных нет).

Мария Дмитриевна Карнеева: действительный член Васильевского общества образования (1912 г.).

Екатерина Дмитриевна Карнеева: в замужестве Позднякова (Познякова) , действительный член Васильевского общества образования (1912г.).

Фамильное захоронение – усыпальница Карнеевых с несколькими памятниками, богато украшенными мозаикой и бронзой, находилась на кладбище Алексеевского монастыря в Красном Селе. В 1920-30 гг. кладбище Алексеевского монастыря было варварски уничтожено. Та же участь постигла кладбища Скорбященского, Покровского, Даниловского, Симонова, Спасо-Андроникова, Ново-Спасского, частично Ново-Девичьего монастырей, а также Лазаревское, Старое Лютеранское, Семёновское и Семёновское военное, Дорогомиловское, Братское, Миусское, частью Еврейское и другие кладбища.

Литература:

Кириченко Е. Мастер прикладного искусства // Московский журнал. М., 1995, №9;

Саладин А.Г. Очерки истории московских кладбищ. М., 1997, с.57

 

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank