Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Выборка основных проблем „Рабочего государства” в Щелковском районе Московской области во второй половине 30-ы х годов XX века. Щелково. 2018 

Авторский коллектив: Минашкин Вячеслав, Лопарев Андрей, Драгая Дарья, Никишин Антон, Забловская Полина. Под научной редакцией Балыко Т.А.

 

Вышла в свет книга «Выборка основных проблем „рабочего государства” в Щелковском районе во второй половине 30-х гг. XX века» (2018, научн.ред. Балыко Т.А.). В книге предлагается  емкий срез народной жизни в советском государстве второй половины 30-х годов на уровне одного из районов Московской области. Уникальный материал на документальной основе дает полноценную картину проблем общества и может считаться хрестоматийным. Книга дополнит домашние и научные библиотеки всех, кто интересуется советской историей. Краеведческий андеграунд и малотиражность позволили избежать в исследовании идеологической предопределенности, академических шаблонов и политического заказа.

Предлагаем ознакомиться с вошедшим в книгу сочинением Чистякова Ивана «Социализм как теория и его основные положения». Чистяков И.С., 1917 г.р., выпускник Лосино-Петровской средней школы, весовщик-учетчик Монинского камвольного комбината (Щелковский район Московской области), расстрелян в 1938 году по делу «Клуба джентльменов». Его труд «Социализм как теория и его основные положения», написанный в простой школьной тетради еще во время учебы в старших классах Лосино-Петровской средней школы, удалось обнаружить в архивном уголовном деле ГАРФ (ГАРФ. Ф .10035.Оп.1. Д. П -27220. Л.101-108). Публикуется впервые.

«Социализм как теория и его основные положения»

Чистяков Иван

 

«СССР страна исключительная. Мы строим социализм». Такими словами пестрят все газеты и различные брошюры.

Разберём, что же такое социализм как теория. Во-первых, всякая теория должна показывать путь к лучшей стороне жизни. Всякая теория, какова бы она ни была, должна так или иначе улучшать данную жизнь, стараться поднять её на более высшую ступень, и та теория не стоит ни гроша, если она не делает этого. Всё дело в экономике, и теория вообще должна поднимать в первую очередь экономику, должна стараться улучшить экономическое положение населения. Не надо позабывать, что ведь теория вообще есть продукт человеческого ума, что теория создается человеком на почве стремления самого человека улучшить свою жизнь, на почве стремления обеспечить себе более лучшие условия в жизни. А если это так, то теория вообще, созданная человеком, должна как бы «окупать себя, то есть, должна давать такую пользу, такой как бы положительный прирост, который покрывал бы с большим избытком все расходы, затраченные на эту теорию», и поднимал бы жизнь данного человека, создавшего данную теорию, на более высокую ступень по сравнению с его первоначальной жизнью. В противном случае человек бы и не стал создавать теорию, если бы он знал, что он не получит от неё никакого толку. Ибо «овчина не стоит и выделки». Таковы понятия в теории вообще.

Теперь посмотреть наш социализм, или верный социализм нашей страны как теорию, стоит ли та овчина выделки, т-е поднимает ли он человеческую жизнь на более высокую ступень, и окупает ли он сам себя. Чтобы перейти к этому, нужно, во-первых, понять и запомнить, что наша страна уже построила социализм, т-е, добились того, во имя чего рабочий шёл на революцию в 1917 году. Во-вторых, нужно знать, что «социализм» для рабочих есть понятие довольно смутное. Они социализм понимают, как некую такую жизнь, при которой всё будет хорошо, что не будет никаких недостатков в жизни, все будет хорошо, все будут счастливы. (И скажете всем рабочим, что социализм уже построили, то, пожалуй, будет революция). Наконец, в-третьих, не нужно позабывать, что все теории «социализма и подсоциализма» сводятся в конечном счёте, к тому, чтобы разрешить сколько дать рабочему «хлеба» «фунт» или «полутора», сколько заплатить тому же рабочему 1% или половину процента. Поняв эти три положения , мы можем перейти к социализму как к теории, оценить его по заслугам.

Во-первых, при социализме уничтожается эксплуатация вообще. Эксплуатацией вообще называется присвоение чужого труда, т-е, недоплата тому или другому рабочему какой-либо доли той выработанной им суммы, которую он должен получить. Причем эксплуатация совсем не зависит ни того, а кто присваивает те деньги рабочего, частное лицо или государство. Эксплуатация, она так и останется эксплуатацией, кому бы ты ни давал те деньги, которые отняли у рабочего - или я их возьму, иль ты, или мы вместе, всё равно, во всех тех случаях рабочий их не дополучит, а это значит, что он подвергается эксплуатации.

Теперь посмотрим, подвергается ли рабочий у нас эксплуатации или нет. Жизнь показывает, что да. Если рабочий (ткач) за выработанный метр ткани наилучшего сорта получает самое большое 14 копеек, а метр ткани стоит в магазине самое меньше 70 рублей за тот же метр, то можно высчитать, а какую же долю получает он за его работу. А именно, рабочий получает самое большое одну пятисотую долю того, что он вырабатывает, т-е, 0,2%. А все 99,8% идут в руки так называемому рабочему государству. Это уже нельзя не назвать эксплуатацией.

Конечно, подходить так, что, мол, все 99,8 берёт государство в свою пользу, нельзя. Ибо значительная доля процентов идёт на различную предварительную обработку (в нашем случае, шерсти, это значит закупку шерсти, ее первичные обработки, издержки на подвоз или развоз и т.д.), на все это идёт очень значительная доля процентов. Предположим, что на все эти «вынужденные» расходы идёт 80%. Это значит, в нашем случае 80%, т-е. (56 рублей) из 70 рублей стоимости за один метр ткани… 56 рублей идёт на покрытие всех вынужденных расходов, которые получаются в процессе получения нашего метра материи. А с зарплатой рабочего (ткача), значит, будет затрачено 56 рублей 14 копеек, т-е 80,2%, остальные 19,8%, т-е. 13 рублей 86 копеек идёт в руки государства, и притом государства рабочего. Надо сказать, что эта сумма далеко не маленькая, она в 99 раз больше той суммы, которую получает ткач, создавший этот злополучный метр материи. Если бы по расчёту из тех 13 рублей 86 коп. дали только те 86 коп., то он бы получил в пять раз больше того, сколько он получает сейчас, а ведь он имеет полное право получить не только 86 копеек, но и все 13 рублей 86 коп., которые отнимаются у него в процессе его эксплуатации. И если бы он их получил, то тогда можно было бы сказать, что его не не эксплуатируют. Но до этого так далеко, дальше, чем небо от земли, а потому и говорить об этом не приходиться.

При такой постановки дела вкрадывается опять довольно значительное недоразумение, основываясь на котором, некоторые лица упорно заявляют, что у нас нет эксплуатации. Они говорят, что, мол, отнимаемая у рабочих их доля заработка употребляется государством опять же на нужды самих рабочих. Государство на те деньги строит им дома отдыха, клубы, театры и т.д., и тому подобное. А эксплуатации, мол, у нас нет. Люди, так заявляющие, не хотят понять, или не понимают, что они и здесь ошибаются, и вот почему. Во-первых, все эти различные благоустройства не так велики, как они думают, и на них идёт очень незначительная доля средств. А во-вторых, эти люди позабывают, что у нас существуют налоги различных видов, идущие в руки государства, на средства которых и развертываются эти благоустройства. Ведь и в Царской России были и лекалы, и больницы, и даже детские сады и приюты, хотя и в меньшей степени, чем сейчас, и все же этим не объясняли великие историки ту жестокую эксплуатацию, которая тогда была, так почему же этим сейчас стали объяснять. И к тому же рабочие опять так платят за ту квартиру, которую ему преподносит государство, платит за ту землю, которую он занимает своим домом и каким-нибудь огородником, такую сумму, которая, собранная со 170 миллионного населения советского союза превращается в огромную цифру. А устройство клубов и театров «для рабочих» только ещё хуже действует на его жизнь. Этим только создаётся новое кольцо в цепи эксплуатации, которой обвязали его, ибо это «благоустройство» влечёт за собой увеличение его материальных расходов, увеличивает его потребности, на которые у него и так силы мало. Наконец, за то, что ребёнок рабочего находится в яслях или в школе , рабочему опять же приходится за это платить, в первом случае прямым, а во втором случае косвенными путями. А ссылаться на то, что у нас много домов отдыха, также не приходится, ибо, во-первых, их уже не так-то много, как многие думают, а во-вторых, для рабочих они только на словах.

После всех этих рассуждений приходится сказать, что эксплуатация в СССР – в стране социализма, далеко не уничтожена.

– Но какой же выход есть из этого? – спросят многие меня.– Каким образом хотя бы уменьшить эксплуатацию уж если ее не уничтожить. Как помочь рабочему?

Ну, на эти вопросы мы отвечать не будем. Наша цель показать, что социализм на почве эксплуатации не стоит своей выделки, как и та овчина, а не указать, как уничтожить это зло. Мы ещё немного вернёмся к вопросу об эксплуатации в следующем описании другой черты социализма, и осветим кое-какие вопросы.

Итак, переходим ко второй отличительной черте социализма, а именно, социализму как бесклассовому обществу.

2. Социализм как бесклассовое общество

На первый взгляд кажется, что об этом вопросе у нас, в стране рабочего государства, и говорить нечего. Ведь у нас капиталистов нет, и вообще крупной буржуазии. Крестьянство уже почти встало на путь социализма и становится теми же рабочими. Кто так рассуждает, тот, во-первых, не совсем понимает, что такое класс, а во-вторых, настолько зачитался газетами, что не разбирается или не хочет разбираться в окружающей обстановке.

И так, что же такое класс. Во-первых, нужно понять, что слово «класс» как таковой в смысле своей единственности не существует. Класс один существовать не может при таких условиях жизни, которые имеются сейчас во всем мире (т.е. – при том решающем значении торговли в экономике, при большой силе денег и при наличии классификаций трудовых функций и различий классификаций рабочих).

Класс один может существовать тогда, когда стерты все эти черты, обуславливающие настоящую жизнь, тогда, когда отомрут деньги, отомрет государство, отомрет различие между умственным и физическим трудом, т.е. при коммунизме. Тогда уже может быть один класс, и то он уже, как таковой, потеряет свое звание «класс», а станет единое человеческое общество. Таким образом, класс один никогда не существовал и не может существовать. Существуют только классы. Что же такое классы?– спрашивается.

Классы есть такие группы людей, которые отличаются друг от друга своим отношениям ко всем функциям жизни, т.е., выражаясь политическим языком, такие группы людей, которые имеют различные и противоположные отношения к орудиям и средствам производства.

Та группа людей, которая имеет в своих руках орудия и средства производства, называется классом эксплуататоров. Та группа людей, которая не имеет ни того, ни другого – образует класс эксплуатируемых.

А если один класс имеет в своих руках орудия и средства производства, то есть сосредотачивает в себе всю экономику, значит, этот класс сосредотачивает в себе и всю политику, ибо политика есть продукт экономики. Вот что такое класс вообще.

Теперь мы перейдем к вопросу,– а есть ли у нас классы?

Тут-то мы и посмотрим, а куда деваются те 19,8%, которые получаются как прибыль в процессе работы нашего производства. Все они идут в руки государства. В руки так называемого «рабочего государства». Государство одну часть этих денег (и довольно значительную) тратит на социалистическое строительство, ну, предположим, что на это правительство затрачивает 2/3 всех доходов, т.е.13,6 % или 9 рублей 52 копейки от стоимости нашего метра ткани идет на нужды социалистического строительства. Оставшаяся 1/3 часть доходов от нашей фабрики (так как мы базируемся все время на одном метре ткани, то по- нашему получится, что две трети дохода, получаемого от продажи одного метра ткани, идут на социалистическую стройку, а одна третья того же дохода) идет на содержание армии и на содержание всего бюрократического аппарата и государственного.

Предположим, что на армию и на содержание государственного и бюрократического аппарата затрачивается поровну, т-е, 1/6 часть всех доходов - это значит, что 3,3%, или 2 рубля 31 копейка от прибыли, получаемой за продажу 1 метра ткани, идет на затрату по обслуживанию государственного и бюрократического аппарата. Это такая сумма, которая в 16 с лишним раз превышает ту долю, которую получает ткач от выработки им метра ткани.

Таким образом «рабочее государство» затрачивает на себя в 10 раз больше (для простоты суждения , и для более точного понятия мы с 16 переходе к 10, для того, чтобы показать, что и эта величина довольно значительная), чем затрачивает на оплату создателю этой прибыли.

Что же такое «рабочее государство» в этом смысле. Под словами «рабочее государство» надо понимать не только тех людей, которые руководят и ведут политическую жизнь страны, которые непосредственно участвуют в государственной работе, но и тех людей, которые работают в бюрократическом аппарате, начиная от самых их низов и заканчивая верхушками этих канцелярских правителей. Понимая в таком смысле «рабочее государство» (вот почему мы его и берем в кавычки) нам не будет особым удивлением то, что на обслуживание этой группы людей идет сумма в 10 раз превышающая сумму, идущую на оплату заработка всему рабочему классу.

Чем же характерна эта группа людей? Это те люди, которые относятся к представителям рабочего государства. Основная черта этих людей – это то, что они не производят продукцию, которую не посредственно можно было бы выбросить на рынок и получить за нее определенную прибыль на свое существование. Это основная черта людей рабочего государства. Теперь надо уяснить себе, что людей, относящихся к группе рабочего государства, настолько значительная по численности цифра , которая не очень далеко отходит от численности рабочего класса, а также уясните и то, что самый, как говорится, ничтожнейший какой-нибудь писаришка получает больше, чем рабочий ткач. Это еще раз подтверждает то, что на содержание рабочего государства затрачивается в 10 раз больше, чем на рабочих.

Вот тут-то мы и подходим к нашей цели. Дело вот в чем. Как мы сказали, люди «рабочего государства» не создают такой товар, который непосредственно нельзя выкинуть на рынок, и тем самым как бы не имеют основания на свое существование.

Но эти люди живут, и далеко лучше, чем рабочий класс. А откуда же они берут средства для своего существования, ясно, они берут их у рабочего, т-е, они существуют за счет рабочего, они его эксплуатируют. А если это так, то выходит то, что люди «рабочего государства» являются эксплуататорами по от ношению к рабочим. Отсюда – основной вывод.

Группа людей «рабочего государства» образовала новый класс, класс эксплуататоров. Этому классу противопоставляется другой класс, класс пролетариата и крестьянства – класс эксплуатируемых.

Таким образом мы видим, что классы у нас есть. Один класс эксплуатируемых (рабочих) остался от капиталистического строя, другой класс – эксплуататоров, который появился вследствие революции 1917 года, поэтому мы это и называем «рабочим государством».

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2019
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank