Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781


Продолжение См. предыдущие публикации Е. Родниковой о судьбе 209 Богородского полка

 

К 100-летию окончания Первой мировой войны

Участие 209-го Богородского пехотного полка в боях на Риго – Шавельском (Митава – Шавельском) направлении (июль-август 1915 г.)

Е.Родникова

Посвящается Андрею Цареву,
который более двадцати лет тому назад
первым открыл для нас
героическую судьбу 209 Богородского полка.

 


Рисунок Абрамовой Иры «10 августа 1914 года. Радзивилишки. Начало боевого пути 209 Богородского полка»

На рубеже весенне-летнего периода Центральная коалиция определила стратегические цели, твёрдо решив ограничиться обороной на Западном фронте и сосредоточить свои силы на Восточном, готовя мощный удар в Галиции. Для отвлечения внимания русского командования от готовящегося удара в Галиции, германское командование возобновило активную деятельность на Северо-Западном фронте. Уже в середине апреля немцы усилили свои войска на линии Кёнингсберг (в настоящее время – Калининград) – Инстербург (в настоящее время – Черняховск), выдвинули свою конницу к Нижнему Неману и стали быстро распространяться по Курляндии. Ослабленные русские войска стали поспешно отходить за реку Дубисса (правый приток р. Неман). В течение всего мая шли бои за обладание линиями рек Вилия и Дубисса. Командование русской армии для предотвращения наступления германской армии на Риго-Шавельском направлении перебросило в этот район до 7-ми пехотных дивизий, чтобы прикрыть пути немцам на правом берегу реки Неман к Вильно (с 1920 г. – город Вильнюс), Двинску (с 1920 г. – город Даугавпилс) и Риге. В начале июня из войск Риго-Шавельского района была сформирована новая 5-я армия. Командующим армией был назначен генерал П. А. Плеве

6-го июля 209-й Богородский пехотный полк получил приказ командира 53-й дивизии о переброске всех полков дивизии в Прибалтику. В ночь с 6-го на 7-е июля полк сдаёт занимаемые позиции частям 43-й пехотной дивизии. Немцы, заметив движение в русских окопах, открыли, как отмечено в журнале боевых действий, «сильнейший огонь, как ружейный и пулемётный, так и артиллерийский, не причинивший, к счастью, никакого вреда». Когда смена позиций была закончена, полк отбыл на станцию Шестаково, где был посажен в эшелон. В журнале боевых действий отмечена нераспорядительность железнодорожной администрации, из-за которой посадка растянулась с 3-х часов утра до 4-х часов дня. 9-го июля полк прибыл в Прибалтику на станцию Митава (в настоящее время – Елгава) и поступил в подчинение начальнику 13-й стрелковой дивизии. В предписании, выданном полку, было приказано выступить в поход для занятия указанных позиций у деревни Боды (?).

По прибытию на место дислокации, выяснилось удручающее состояние окопов. Они не были окончательно достроены: требовалась постройка козырьков, ходов сообщения, колодцев для стока воды, возведение проволочных заграждений в три ряда кольев, а также надо было скосить рожь, которая во многих местах мешала обзору. Командир полка приказал немедленно приступить к устранению недостатков. Вместе с тем, команда разведчиков под командованием прапорщика Маклакова ведёт усиленную разведку. Вылазки немецких разведчиков успешно пресекаются.

Через несколько дней утром 19-го июля был получен новый приказ командира 13-й дивизии об отходе всех частей на позиции Рижского укреплённого района. Для отхода были выделены четыре арьергарда из сводных полков, куда вошёл и 209-й полк. Командиром сводных полков был назначен полковник Владимир Иванович Замшин. Чтобы дать возможность спокойно отойти основным частям, арьергарду было приказано занять участок дороги Инстербург-Корчма-Горозень (станция в Бауском уезде, в настоящее время в Латвии) по правому берегу реки Иецава (правый приток реки Аа-Лиелупе), выдержать натиск врага и отразить все его ожесточённые удары. При отходе полка полковой адъютант подпоручик Барановский на глазах у немцев взорвал мост через реку Вилия.

У станции Горозень немцы начали обходить 13-ю и 14-ю роты 209-го полка, но решительные действия командира 13-й роты прапорщика Бураго остановили манёвр неприятеля. В 4 часа утра 20-го июля арьергарду было приказано отойти. 209-й полк отходил последним в направлении Стурича. Прибыв в Стурич, полк расположился в лесничестве в двух километрах от него, составив корпусной резерв. При отходе из Митавы полк потерял одного убитого и пять раненых нижних чинов.

23-го июля приказом командира 7-го Сибирского корпуса генерал-лейтенанта Г. П. Роде полк вошёл в сводную бригаду под командованием генерал-майора В. Н. Кольбе. Перед бригадой была поставлена задача: тесня противника, дойти до правого берега рек Аа (Лиелупе) и Иекава (Иецава) и укрепиться. Полк двигался в колонне по отделениям, путь пролегал по лесу, что было тяжело для пехоты, но особенно для артиллерии и обозов. Во время следования неприятель нигде не был обнаружен. Вечером 25-го июля отряд сосредоточился в районе Зута (?). На следующий день в ночь немцы начали наступление по всему фронту 7-го Сибирского корпуса. Наступление было отбито, в плен был взят один немецкий солдат.

В конце июля наступило относительное затишье, которое нарушалось редкими ружейными перестрелками и артиллерийскими дуэлями. Немцы вели воздушную разведку.

Начало августа проходит в тяжёлых боях. 209-й полк в составе 3-х батальонов (один остался в резерве) с 53-м артиллерийским полком и двумя сотнями казаков 24-го Донского полка выступил в фольварк Залето (?). Полку поставлена задача: вести усиленную разведку и войти в самое тесное соприкосновение с противником. Для выполнения задания были выделены две роты, которые, двигаясь разными маршрутами, вышли к позициям противника, были им обнаружены и подверглись сильному ружейному и артиллерийскому огню. Роты залегли и продолжали наблюдать за противником. Для связи с разведчиками и получения сведений о противнике была послана полурота, поскольку и противник, обойдя левый фланг сибиряков, начал накапливаться у Спельте и Жигато (?). В 4 часа дня 2-го августа от командира полуроты было получено донесение, что при подходе к Спельте противник их обстрелял, они остановились в полуверсте от Спельте и установили связь с 47-й дивизией. В донесении также указывалось, что было обнаружено – противник находится на левом берегу речки Горозень, выставив полевой караул на правом берегу от Спельте. Весь день 3-го августа ведётся разведка, происходят стычки с разведчиками противника.

В ночь с 3-го на 4-е августа полк получил приказ передвинуться в Местер (?) для прикрытия отхода 12-й и 13-й дивизий. Утром полк прибыл к месту назначения и выставил сторожевое охранение. Вечером после отхода дивизий полк, как было приказано, снялся с места и двинулся в Стурич. Пройдя 35 вёрст до места назначения, полк расположился биваком в лесничестве, в двух верстах от Стурича. За исключением 1-го батальона, который находился на позициях в распоряжении командира 47-й дивизии, где принял участие в отражении атак противника. 7-го августа батальон присоединился к полку. Следующие пять дней полк находился в лесничестве, составляя резерв Рижского укреплённого района.

10-го августа вечером полк получил приказ командира 53-й дивизии немедленно собраться и двигаться на станцию Рига-Товарная. Ночью полк прибыл на станцию, а утром началась погрузка полка в вагоны. К месту назначения полк отправился тремя эшелонами. Конечный пункт назначения полка был Вильно.

Новым начальником 53-й дивизии был назначен генерал-майор Д. К. Гунцадзе. 13-го августа 209-й и 210-й Бронницкий полки были построены на плацу перед казармой. Новый командующий дивизией произвёл смотр полков. После смотра вечером полк из города и, прибыв к месту назначения, занял позиции согласно предписанию. Батальоны, заняв окопы, занялись их исправлением, знакомились с впереди лежащей местностью. Ночь с 14-е на 15-е августа прошла спокойно. Затем последовал приказ о переходе полка в наступление. 16-го и 17-го августа полк участвовал в тяжёлых, но безрезультатных боях в районе деревни Залевшизна. Напряжённость этих боёв передаёт запись в журнале боевых действий (орфография, пунктуация и стиль сохранены):

«… В 2ч. 30м. ночи с 15 на 16 августа полк перешёл в наступление согласно приказу по дивизии с целью овладеть линией леса. В наступление были двинуты 3 батальона, один батальон оставлен был в резерве в госпитале в Раево. Перед фронтом полка было болото с ручьём, которое разлилось вследствие спуска воды из озера у д. Залевшизна. Несмотря на то, что людям приходилось по колено, а в некоторых местах и по пояс к 4ч. 15м. ротами 3 батальона д. Дроздовка была взята, а затем и деревня Чупайло (?). 2-й и 4-й батальоны подошли на 200 шагов к лесу к югу от Залевшизны. Немцы открыли из леса убийственный огонь не менее как из пяти пулемётов. 5-ая рота, как ближайшая, бросилась в атаку (осталось от неё 40 человек). Роты залегли, чтобы выждать, когда стихнет огонь. 10-я и 12-я роты во главе с ротными командирами по занятии линии Дроздовка – Чупайло двинулись дальше и в 50 шагах от этих деревень наткнулись на немецкие окопы. Бросившись в атаку, они также были остановлены сильным огнём противника. Удерживались на занимаемом месте до 5 ч. 30 м. утра, вынуждены были отойти из-за сильного ружейного и пулемётного огня противника. Отходя на свои позиции, роты всё время обстреливались противником. 2-й и 4-й батальоны, неся огромные потери, отступили на свои позиции, которые были восточнее дороги Брожола (?) – Гритовщизна (?), а остановились западнее, третий же батальон, теснимый кроме того? подошедшим резервом противника, так как из 4-х рот батальона осталось не более 2-х рот, оставил свои позиции. Тогда первый батальон во главе со своим командиром поручиком Соколовским бросился вперёд и быстрым натиском выбил противника из окопов 3-го батальона и начал его преследовать, причём гнал до самого ручья. После чего по приказу отошёл и занял окопы 3-го батальона. Всё это окончилось к 7 ч. 30 м. утра. Весь последующий день тяжёлая немецкая артиллерия обстреливала позиции полка, превращая в месиво земли и грязи».

Несмотря на то, что утром 17-го августа шёл сильный дождь, который сделал болото почти непроходимым, днём полк получил приказ вновь начать наступление, поле боя представляло собой трагическую картину. Под непрерывным, как сказано в журнале боевых действий, убийственным огнём батальоны пошли в атаку. Они шли по болоту по горло в воде и тонули в нём. Получив приказ об отходе, остатки батальонов отошли на прежние позиции, понеся большие потери и не добившись успеха. Поле боя представляло собой безотрадную картину. В болотной трясине плавали трупы, оставались убитые, которых, несмотря на все усилия, не удалось вынести, чтобы предать земле.

Весь следующий день позиции полка подвергались артиллерийскому обстрелу. В журнале боевых действий отмечается хорошая оснащённость немецкой армии. По показаниям пленного немца, действовавшего против 209-го полка, на каждую роту немцев приходится по два пулемёта. Поэтому и потери нашего полка в этих боях были большие. Среди офицеров – один убит, восемь ранено, из них трое тяжело, двое контужено. Значительные потери и среди солдат – 1020. Как убитые, так и раненые остались на поле боя, в болоте. В последующие дни предпринимались попытки наступления, но они оказались безрезультатными, приходилось под огнём противника отходить на свои позиции, неся огромные потери.

После приказа о слиянии 209-го и 210-го полков с 40-м Ковельским пехотным, сводный полк выступил в Вильно, где и заночевал. Утром полк был посажен в вагоны и переброшен в Фрейцбург (?), где расположился квартирно-бивуачным порядком. Через два дня сводный полк вместе с 23-м корпусом был брошен в помощь 20-й кавалерийской дивизии, на которую напирали немцы. Быстро продвинувшись вперёд, полк своевременно подошёл к месту боя, этим броском предотвратив отход конницы. Обратимся к описанию боя: выписка из журнала боевых действий 28 августа 1915 года, подписанная полковым адъютантом Стасевичем (стиль, орфография и пунктуация сохранены):

«… 28 авг. 1915 г. согласно приказу 23-го армейского корпуса полк в 6 часов утра выступил из дер. Визань (?) в д. Арбадяны (?), где всей дивизии приказано было сосредоточиться.

Около 9-ти часов командир 2-й кавалерийской дивизии вызвал командира сводного полка к телефону и, объяснив обстановку, просил его поддержать. Командир полка, объяснив обстановку г.г. офицерам и подбодрив нижних чинов, приказал немедленно следовать из Пикстерна (?).

Около 10-ти с половиной часов утра временно командующий бригадой полковник Иванов по телефону передал следующее приказание: „Начальник дивизии приказал в бой не ввязываться и возможно скорее прибыть к месту сосредоточения дивизии“. Командир полка уже донёс, что полк уже в бою и вывести его не представляется возможности.

Около 11 ч. утра полк подошёл к м. Пикстерн. 1-й батальон был направлен по личному указанию командира 1-й бригады 2-й кавалерийской дивизии генерал-майора М. М. Махова на помощь отходившим уланам, контратакой положение было восстановлено. 2-й батальон, как и 1-ый сводного полка под сильным ружейным и артиллерийским огнём влился в стрелковые цепи казаков и гусар. Дружным огнём и рядом контратак с нашей стороны активность противника была сломлена и лишь после того как к противнику, по-видимому, подошло подкрепление часов около 3-х дня, он опять возобновил свои атаки, которые со значительным уроном для него были отбиты.

В 9 часов вечера полку было приказано удерживать позиции от высоты 59,7 до озера Пикстерн, а 2-й кавалерийской дивизии сосредоточиться в районе (Форст-Зельбурга?), что к 11 ч. вечера и было исполнено.

Утром 29 августа полку вновь было приказано вести наступление на укреплённые позиции немцев в районе озера Пискстерн. Наступали справа 212 – й Романовский пехотный полк, слева 80-й пехотный Кабардинский полк. Задача на полки выпала очень тяжёлая, благодаря условиям местности все время приходилось продвигаться по открытому полю под жестоким огнём противника. В передовой линии шел 2-й батальон, имея ближайшей задачей занять «Двор рабочих», уступом слева 3-й батальон, 1-й же батальон составлял полковой резерв занимал окопы от (Мозчина до озера Пикстерн и перекресток дороги западнее (Мозчина). Полк в составе 1, 2, 4 батальонов, батальоны трехкратного состава, всего около 820 штыков. Наступление развивалось медленно, так как немцы сосредоточили убийственный огонь по нашим цепям. В 6-ть часов вечера была взята северная окраина деревни «Двор рабочих», где батальоны и остановились до утра. 2-ой батальон, расположившийся справа от деревни, ночью успел сделать себе окопы, местами даже прикрыть их козырьками, 4-ый же батальон, находившийся влево, не имел возможности этого сделать, так как место расположения было очень низкое, в вырытых окопах набиралась вода. 30-го утром, продолжая продвигаться вперед, наши цепи к 4 часам дня подошли своим левым флангом к противнику на 50 шагов.

Ротные командиры: 12-ой роты прапорщик Пясковский и 16-ой – прапорщик Яковлев, подготовив своих людей, бросились в атаку, во фланг Пикстернской укрепленной позиции. Противник в это время развил отчаянный огонь, который так и косил наших людей. Подъем был настолько сильный, что это не спасло врага и наши с большим ожесточением устремились вперед и окопы были взяты.

Этот геройский пример прапорщиков Яковлева и Пясковского увлек и другие роты. Немцы бежали к Пикстерскому кладбищу, а часть в Мызенский лес. Несбитой оставалась хорошо укрепившаяся группа немцев против «Рабочего двора», здесь у них было 3 пулемета, работавшие без перерыва. Роты 2-ог батальона снесли и эти остатки упорно сопротивлявшегося противника, немцы были переколоты, часть же сдалась в плен, и немногим удалось уйти. Началось преследование и захват одиночных в плен. При преследовании прапорщиком Пясковским был взят действующий пулемет, вскоре была взята и сама мыза Пикстерн, что и входило в нашу конечную цель. В ротах было отдано приказание остановиться и закрепить достигнутый успех за день. В 8 ч. вечера полку приказано отойти и занять позиции от высоты 50,7 до озера Пикстерн.

Трофеи за день: 1 офицер и 47 н.ч. пленными, 3 пулемета, 2 ракетника, 6 ящиков с пулеметными лентами, 2 телефонных аппарата и 120 винтовок.

Наши потери за два дня: 1 офицер ранен, 1 контужен, 62 н.ч. убито и 250 ранено.

31 августа полк получил приказ командира дивизии отойти на старую позицию и укрепиться, что и было исполнено. 


Примечание редакции: Названия нескольких рек, озер, населенных пунктов, приведенных в тексте, даны по их наименованию во времена Российской империи. В настоящее время все эти места относятся к территориям сопредельных государств и часто получили другие наименования.

 

(Продолжение следует)

 

Об авторе

Родникова Елена Ивановна,
сотрудник Ногинского музейно-выставочного центра

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank