Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Л.В. Куприянова
Институт Российской истории РАН


МОРОЗОВЫ
И ВТОРОЙ ВСЕРОССИЙСКИЙ
ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ СЪЕЗД В МОСКВЕ 1882 Г.


"Двадцатый век будет для Европы веком борьбы за существование на почве торговой политики".
Граф А. Голуховский.*
"Лучшие оборудованные фабрики, более усовершенствованные торговые приемы, менее частые стачки, более энергичный и постоянный дух предприимчивости, вот каковы ныне настоящие орудия борьбы. Теперь нужно завоевывать не землю, как некогда, а весь рынок".
Серджи Джузеппе* *
С начала 80-х годов XIX в. Россия переживала острый затяжной экономический кризис, продолжавшийся вплоть до 1887 г. с кратковременными отступлениями. С 1882 г. он принял характер всеобщего кризиса перепроизводства, захватив важнейшие отрасли народного хозяйства страны, причем наиболее чувствительно отразился на текстильной индустрии. Впервые он охватил ткацкое и прядильное производства. Одновременно с кризисом перепроизводства наступил

* А. Голуховский - известный политический деятель Австрии, служил в разных посольствах; одно время - австро-венгерский посланник в Бухаресте; с 1895 по 1906 гг. - австро-венгерский министр иностранных дел, выступал за сохранение Тройственного союза и вместе с тем за сближение с Россией, особенно по восточному вопросу.
** Серджи Джузеппе(1841-1936) - профессор Римского университета, антрополог.

острый финансово-валютный, кредитный, торговый, топливно-сырьевой, транспортный и продовольственный кризисы. Страну сотрясали становившиеся хроническими неурожаи, вызывавшие сокращение товарооборота как по внутренней, так и по внешней торговле - и по экспорту, и по импорту.
"Застой в торговле по всей России, - сообщалось в биржевой газете "Новости", - принял небывалые размеры"1. Авторы многочисленных сообщений, публиковавшихся в печати того времени, констатировали тяжелое положение экономики страны. "Настоящая пора тем и жутка, что сельские затруднения совпали с сокращением торговли и фабричных работ. Такого общего застоя в делах никто не помнит", - читаем мы в газете "Неделя"2.
В 1881 г. Общество для содействия русской промышленности и торговле (далее - ОДСРПиТ) выступило с инициативой созыва Всероссийского торгово-промышленного съезда в Москве. "Главнейшая цель съезда будет состоять в разъяснении современного положения торговли и промышленности в России и определении тех мер, которые могут способствовать развитию оных", - заявлялось Комитетом ОДСРПиТ3 . В октябре 1881 г. князь П.П. Демидов Сан-Донато, в то время председатель ОДСРПиТ, известил Н.А. Найденова, председателя Московского биржевого комитета (далее - МБК), о решении Общества провести летом 1882 г. "Всероссийский съезд фабрикантов, заводчиков и лиц, интересующихся отечественной промышленностью, подобно тому, как это было сделано в 1870 г. в Петербурге, во время промышленной выставки"4 . Напомним, что тогда председательствующий герцог Лейхтенбергский в своем обращении к I съезду высказал пожелание, чтобы "он был не последним". Обратив внимание на несомненную пользу съездов, он заметил: "Нам бы следовало позаботиться о периодичности подобных съездов"5 . Однако пройдет почти двенадцать лет, прежде чем вопрос о новом съезде будет поставлен на повестку дня*.
"Прежде чем войти к правительству с ходатайством о разрешении созвать съезд, - писал П.П. Демидов, обращаясь к Н.А. Найденову, - Комитет общества направил в Московский биржевой комитет ЈПроект организации Московского всероссийского съезда представителей торговли и промышленности" и ЈПрограмму вопросов", предложенных на его обсуждение". Демидов просил московских промышленников обсудить эти документы и высказать по ним свои соображения. "Зная ваше горячее сочувствие делу развития

* Однако всероссийские торгово-промышленные съезды не стали периодическими. Третий съезд соберется только через 14 лет в Нижнем Новгороде (август-сентябрь 1896 г.). Итак, каждое пореформенное десятилетие заявит о себе торгово-промышленным съездом, приуроченным к всероссийским художественно-промышленным выставкам (1870 г. - в Петербурге, 1882 г. - в Москве, 1896 г. - в Нижнем Новгороде).

русской промышленности и торговле, - констатировалось в письме, - Комитет общества надеется на поддержку в созыве съезда". Он также выражал надежду на то, что съезд, "сблизив между собой представителей торговли и промышленности и доставив им возможность обсудить их нужды и потребности, будет иметь весьма благодетельное влияние на экономическую жизнь России"6.
Известные московские предприниматели незамедлительно направили в ОДСРПиТ свои замечания и предложения в связи с предстоящим съездом, о чем отчасти свидетельствуют и архивные материалы, сохранившиеся в фонде Московского биржевого комитета7. Уже в декабре 1881 г. Н.А. Найденов, выражая и разделяя мнение ведущих московских предпринимателей: Т.С. Морозова, Д.И. Морозова, В.Г. Сапожникова, А.И. Баранова, К.К. Банзы, С.И.Четверикова, А.Л. Лосева, Н.А. Алексеева, П.П. Малютина, Ф.Л. Кнопа, В.А. Бахрушина и др., направил ответное письмо в Комитет ОДСРииТ. В нем говорилось: "при той полноте, с какою составлена программа вопросов, назначенных для обсуждения съезда, трудно сделать к ней какие-либо дополнения". Вместе с тем в письме отмечалось, что "едва ли может быть признано практичным допущение к участию в съезде представителей земств и городских управлений, а в особенности всех назвавшихся интересующимися отечественной торговлей и промышленностью - другими словами всего населения".
В январе 1882 г. в связи с публикацией программы съезда в МБК поступило заявление от группы московских торгово-промышленных фирм. Среди подписавших документ были Иван Захарович Морозов и Викула Елисеевич Морозов. Авторы заявления считали необходимым "всесторонне обсудить этот весьма серьезный вопрос" на собрании выборных Московского биржевого комитета. Они высказали обеспокоенность тем, что обширность программы и относительная краткость времени, определяемая для съезда (две недели)... делают не только затруднительным, но скорее невозможным специальное обсуждение и разрешение всех намеченных пунктов программы. Авторы утверждали, что "съезды могут быть с пользою для дела учреждаемы лишь для какого-либо одного отдела торговли или промышленности, или предмета, относящегося к ним, а никак не для всех вообще ее видов или предметов"8.
Московские торгово-промышленные круги стремились работу съезда поставить на практическую основу, привлечь к его участию наиболее заинтересованную сторону - российских производителей. Многолетний генерал-губернатор Москвы князь В.А. Долгоруков, со стороны которого московские промышленники находили "просвещенное" понимание, оказал всемерную поддержку организации и проведению Всероссийской художественно-промышленной выставки и съезда 1882 г.
20 мая 1882 г. П.П. Демидов извещал Н.А. Найденова о полученном разрешении созвать съезд 2 июля 1882 г. и о создании "Особой организационной комиссии" под председательством В.А. Долгорукова. Состав комиссии избирался Комитетом ОДСРПиТ. Найденов приглашался принять участие в ее работе9.
* * *
Съезд собрал значительное число участников. Регистрационный список зафиксировал 256 человек, прибывших на съезд. Назовем лишь некоторых из них: С.М. Третьяков, И.К. Прохоров, В.И. и Е.И. Рагозины, и С. Поляков, В.К. и Г.А. Крестовниковы, А.Л. и Ф.Л. Кнопы, Н.И. и Н.Н. Коншины, А.Г. Кольчугин, Н.И. Кузнецов, Т.С. Морозов, М.К. Сидоров, П.Л. Смирнов, Н.И. Утин, А.А. Шипов, К.Х. Шмидт, Н.П. Пастухов и многие другие предприниматели, среди которых выделялись представители московских торгово-промышленных кругов. В работе съезда принимали участие выдающиеся российские ученые: Д.И. Менделеев, А.И. Чупров, Н.А. Бунге, В.В. Марковников, Е.Н. Андреев, первая в России женщина-химик и единственная женщина в числе 256 участников съезда Юлия Всеволодовна Лермонтова и др; представители чиновной бюрократии и известные общественные деятели: Н.Х. Бунге, А.Б. Бер, А.Н. Горчаков, Е.И. Ламанский, В.А. Долгоруков, М.И. Кази, А.М. Лоранский, В.М. Борисов и др.; журналисты и издатели: Н.П. Ланин, А.А. Краевский, И.С. Дурново.
Председателем съезда, по представлению министра финансов, был назначен князь В.А. Долгоруков, затем общее собрание съезда изберет вице-председателей - А.Б. Бера и С.М. Третьякова10.
Торжественное открытие съезда состоялось 1 июля 1882 г.* в залах Дворянского собрания. С приветствием к его участникам обратился почетный председатель съезда великий князь Алексей Александрович. Он отметил, что Всероссийская художественно-промышленная выставка, происходившая одновременно с работой съезда, отразила успехи в промышленности за последние годы, но "как ни значителен ее прогресс, она должна употребить много и много усилий, чтобы выдержать конкуренцию с западноевропейскими государствами и не только на международном рынке, но и внутри России". Свою речь он заключил словами: "Вы собрались сюда, чтобы рассмотреть положение промышленности и торговли в разных местах нашего обширного отечества и предложить те меры, которые могли бы способствовать их процветанию и развитию. Ваши замечания и советы, как людей трудящихся над делом и хорошо знакомых с местными условиями, могут иметь громадное значение для успешного разрешения вопросов, предложенных на Ваше обсуждение"11.
Регламентом съезда было образовано семь отделений: I. Фабричной и заводской промышленности (председатель - Д.И. Менделеев); II. Кустарной (Е.Н. Андреев); III. Торговли (Т.С. Морозов); IV. Финансов и кредита (Е.И. Ламанский); V. Путей сообщения (А.И. Чупров); VI. Почтовых и телеграфных сношений (Т.С. Морозов, А.И. Чупров); VII. Статистики и технического образования (А.А. Краевский)12.
Круг проблем, обсуждавшихся во всех отделениях, был чрезвычайно широк. Это состояние и перспективы развития различных отраслей промышленности, в том числе и кустарной, валютно-финансовой и кредитно-денежной системы; железнодорожная политика и сооружение железных дорог, строительство портов; промышленное законодательство, техническое и коммерческое образование; организация различных экспедиций и обследований с точки зрения интересов торговли и промышленности и др.


* Работа съезда завершилась 17 июля 1882 г.

 

Все проблемы, предлагаемые на рассмотрение съезда, формулировались в виде вопросов. Такая организация работы предполагала, что в докладах и дискуссиях по ним будут предложены необходимые меры, исходящие непосредственно от самих производителей. Так по III отделению торговли на повестку дня были предложены такие вопросы:
1) какая система таможенных пошлин по внешней торговле наиболее желательна для развития русской фабрично-заводской промышленности?
2) не препятствуют ли какие-либо таможенные порядки и обрядности развитию как привозной, так и отпускной торговли, и об отмене которых следовало бы ходатайствовать перед правительством?
3) какие меры могут быть приняты в видах усиления отпускной торговли?
4) какого рода меры могли бы способствовать к развитию торговых сношений с Балканским полуостровом и Азией?
5) какие средства наиболее уместны для успешной борьбы с американской конкуренцией по сбыту сельскохозяйственных промышленных продуктов на иностранных торговых рынках и другие?13
В начале 80-х гг. общим направлением экономической политики царского правительства становится курс на форсированное развитие самостоятельной национальной системы, независимой от иностранного капитала, и усиление протекционизма. В это же время усиливаются протекционистские настроения среди той части российских промышленников, которая последовательно выступала за усиление протекционистского курса в правительственной политике. К их числу относилось и большинство московских предпринимателей.
В условиях кризиса 80-х годов особенно остро стоял вопрос о реализации товарной продукции. "Одним из важнейших вопросов времени является расширение рынков сбыта для обрабатывающей промышленности", - утверждал лидер московских промышленников Тимофей Саввич Морозов14 . При этом борьба за рынок проходила в тесной связи с борьбой за усиление таможенно-протекционистского курса. По предложению председательствующего Т.С. Морозова основное внимание III отделение сосредоточило на обсуждении главного вопроса повестки: о системе таможенных пошлин. Он-то и стал предметом продолжительных дискуссий.
Приведем некоторые из наиболее характерных суждений московских промышленников, прозвучавших в отделении. "Нас спрашивают - какая система тарифа, и мы отвечаем: совсем иная, нежели в ныне действующем, - нынешняя не годится. Мы все время только об этом и говорили. А как добраться до желаемого? - Мы указываем путь общего пересмотра" (Г.А. Крестовников). "Рассмотрение тарифа было бы сделано при участии людей практических и притом происходило бы публично, гласно, чтобы в состав комиссии входили люди разных производств, близко соприкасающихся одно с другим или зависящих одно от другого" (Г.А. Крестовников). "Основательный пересмотр всего нашего тарифа, с привлечением для этого действительно сведущих людей, был бы крайне желателен" (П.И. Ануфриев). "Система покровительственной пошлины нам необходима и притом продолжительная, пока Россия будет в состоянии войти в конкуренцию с другими странами... Я уверен, что слишком высокой пошлины не существует" (В.К. Крестовников). "В деле практическом, как тариф, правительству необходимы совещания с людьми практическими" (П.С. Малютин). Лейтмотив обсуждения - необходим пересмотр действующего тарифа с широким участием представителей торговли и промышленности; "система таможенных пошлин по внешней торговле желательна вполне охранительная... и до тех пор, пока не минует в том надобность по указанию опыта". После длительных дебатов отделение приняло решение: "желательно ходатайствовать, через Общество для содействия русской промышленности и торговле, перед правительством об общем рациональном пересмотре тарифа, в ближайшем будущем, при участии представителей от промышленников и торговцев, а также и о пересмотре правил торговли с Финляндией"15 .
Позиция Т.С. Морозова была сформулирована в ряде его выступлений и по существу выражена в озвученном тексте резолюции по этому вопросу (равно как и в последующих).
Одновременно отделение ходатайствовало о пересмотре таможенного устава (в Особой специальной комиссии), о коренной реформе таможенных учреждений при непременном участии представителей от промышленников и торговцев (Второй пункт повестки). В резолюции говорилось: "Для целостности таможенных доходов, а также и для промышленности, чтобы в состав управления таможен были допущены выборные от купечества лица с правом передосмотра товаров и вообще контроля". Предлагалось их избирать при биржах фабрикантами и заводчиками16 . При окончательной редакции резолюции Т.С. Морозов высказался за радикальный подход к делу. "Формальности сами по себе не имеют особой важности; они если не устраняют зла, то и не прибавляют, - утверждал он. - Они не должны быть и затруднительны для того, кто честно перевозит, - тому нечего и жаловаться на них. Но у кого есть задние мысли, тот всегда будет затрудняться формальностями. Мне кажется, что существо вовсе не в них. Мы здесь не можем придумать обрядностей, вполне ограждающих, а нам следует подумать - как бы достигнуть того, чтобы не было злоупотреблений в таможнях, чтобы нельзя было повторяться таганрогским историям"17.
С требованиями повышения протекционистских таможенных пошлин российская буржуазия настойчиво связывала стремление к экономической гегемонии на внутренних рынках. Овладеть внутренним рынком и сохранить его в борьбе с иностранной конкуренцией - такова была главная задача. Вместе с тем у некоторой части торгово-промышленной буржуазии, особенно в хлопчатобумажной промышленности, возрастала необходимость экспорта своей продукции. В связи с этим отделение обсуждало неотложные меры для расширения внутренней торговли и международных торговых связей со странами Ближнего и Среднего Востока, Китаем, для дальнейшего укрепления позиций в Закавказье, Средней Азии. К их числу российские предприниматели относили: отмену беспошлинного Закавказского транзита, введение системы возврата пошлин, строительство железных дорог и упорядочение железнодорожных тарифов, расширение банковского кредита и открытие отделений банков и др.
Значительное место в дискуссиях отводилось вопросам, связанным с организацией торговли, созданию новых ее форм. Остро стояла проблема изучения потребностей рынка.
"В нашей внутренней торговле, - писал Ф.В. Залесский, - до сих пор еще, несомненно, преобладает весьма ограниченное знакомство с условиями торговли на рынке сбыта, размерами спроса, характером потребления, а во многих случаях и неопределенность сделок и пр. Все это естественно вызывает потребность выяснения условий торговли разных местностей с целью определить ее действительные формы и освободиться от высоких расходов по посредничеству, пользующемуся именно этим незнанием для извлечения прибылей слишком крупных и обременительных для производителей и потребителей"18. В связи с этим некоторые предложения носили конкретный характер, выражая стремление российских торгово-промышленных кругов поставить дело на реальную практическую основу. И с этим был связан целый комплекс взаимосвязанных проблем, прозвучавших в заседаниях отделения: необходимость всестороннего изучения рынков сбыта и источников сырья, в том числе посредством посылки агентов, создания выставок, выставок-складов, организации экспедиций, специальных товариществ по закупке и продаже сырья (хлопка), усиления роли российских консулов и необходимость публикации их отчетов, а также пересмотр и заключение торговых трактатов с Румынией, Китаем и др., организацию там русских школ (Константинополь, Кяхта и т.д.), в том числе и для подготовки переводчиков.
Российские предприниматели, в том числе и московские, делали попытки установить непосредственные торговые отношения с Румынией, Сербией, Болгарией путем организации "экспедиций". Так, например, в 1881-1882 гг. по инициативе М.Д. Скобелева состоялось совещание по этим вопросам с участием Т.С. Морозова и Н.Н. Коншина, была проведена подписка для сбора средств и выделены ассигнования в размере 20 тыс. руб. на продолжительную экспедицию "для установления прочных и постоянных торговых отношений с Болгарией и Румынией". В июне 1882 г. эта экспедиция осуществлялась А.Т. Макаровым, доверенным Товарищества Никольской мануфактуры. При поддержке ОДСРПиТ предпринимались попытки установления более тесных личных контактов между российскими и болгарскими торгово-промышленными кругами. Представители болгарского купечества были приглашены принять участие в Московской художественно-промышленной выставке во время съезда 1882 г. На ней они организовали отдел, демонстрировавший образцы товаров Болгарии. Московское купечество направило аналогичную "особую" экспедицию в Сербию "для изучения на месте условий торговли"19 .
Эти вопросы оставались в поле зрения Т.С. Морозова и после завершения съезда. Так, в апреле 1883 г. он направил в Комитет ОДСРПиТ "Проект записки по вопросу о торговле с Болгарией", в которой содержался глубокий взгляд на эту проблему. "Торговля с Болгарией есть объявление экономической войны всей индустрии Западной Европы, - писал Морозов.- Прежде, чем начать такую борьбу, необходимо тщательно сообразить как свои собственные средства, так и помощь, которую можно ожидать... Понятно, что без борьбы и борьбы упорной Запад не отдаст ни одного рынка своего не только которым уже завладел, но и того, которым может завладеть". И далее Т.С. Морозов отмечал, что "торговлю с Болгарией надо рассматривать с двух сторон: экономической и, если можно так выразиться, нравственной". При этом он отмечал, что с экономической точки зрения торговля с Болгарией для российской промышленности в целом не представляет интереса. Однако "не беря на себя смелость высказаться за весь русский торговый мир, но за московский торговый мир можно высказаться смело, что взгляд на торговлю с Болгарией, как на средство сохранить тесное общение с народом, за свободу которого уже много раз мы с радостью жертвовали нашими средствами, пользуется полным сочувствием. Но начать экономическую борьбу с целою Европою для торгового мира возможно только при энергичном и постоянном содействии правительства"20. Эти настроения находили понимание в правительстве. Так, например, в правительственных кругах признавалось, что связующее звено, которое по прочности и долговечности может гораздо сильнее сплотить Россию и балканские государства и тем самым упрочить наше влияние на освобожденные нами страны - это экономические связи"21.
Отделение торговли поддержало предложение Т.С. Морозова о снаряжении торговой экспедиции в Китай под руководством доктора А.В. Пясецкого, пространный и эмоциональный доклад которого был заслушан на заседаниях. Крупные московские коммерсанты Абрикосов, Боткин, Морозов, Молчанов, Иванов, Пономарев, Попов, Сабашников и Токмаков для ее организации внесли по десять тысяч рублей каждый22.
Особое внимание было уделено вопросам торговли с Турцией (докладчиком выступил секретарь консульства в Константинополе Сухотин). Турецкое правительство объявило о своем намерении изменить существующий тариф и увеличить пошлину на привозные товары до 20 % с 1 марта 1883 г., что и стало предметом обсуждения. Торговые отношения России с Турцией постепенно крепли, а условия импорта российских товаров на турецкие рынки были сравнительно выгодны. Пошлины на импортируемые товары в Турцию из России и из стран Западной Европы были уравнены и составляли 8 % с цены. Опасаясь дискриминации России в российско-турецких торговых отношениях, участники дискуссии (В.К. Крестовников, Борохович и др.) высказались за привлечение к обсуждению нового тарифа представителей от торговли и промышленности при подписании торгового договора с Турцией23 .
Резюмируя прения, Морозов с сожалением констатировал, что все торговые трактаты России с иностранными государствами, "требующие практических указаний, составляются, к сожалению, без ведома и совета практических людей, чисто кабинетным порядком, от того в них и появляются такие несообразности как назначение цен на целые двадцать лет... Я уверен, что всякий промышленник мог бы убедить составителей трактатов, что немыслимо допускать определение раз навсегда или надолго известной цены товарам, так как цены эти изменяются чуть не каждый месяц и зависят от многих неуловимых и непредвиденных обстоятельств"24.
Следует также отметить, что и на пленарных заседаниях съезда и на его отделениях почти единодушным было требование российских предпринимателей о создании Министерства торговли и промышленности, "прямого защитника интересов торговли и промышленности", - по определению Т.С. Морозова. "Тогда промышленность обращалась бы прямо к своему министру", - с удовлетворением отмечал Морозов25 .
Мы остановились в общих чертах лишь на некоторых вопросах (по отделению торговли, возглавлявшемуся Т.С. Морозовым) из сорока семи, заявленных в повестку дня съезда.
* * *
В заключение отметим, что съезд 1882 г. в Москве имел принципиальное отличие от происходивших ранее. Впервые в России состоялся съезд, на котором интересы торговли, как отметил А.И. Чупров, поставлены наряду с интересами промышленности, причем из семи отделений три самым непосредственным образом "касались обмена и торговых отношений"26 .
Лейтмотивом съезда стал вопрос о протекционизме. По образному выражению П.А. Берлина, одного из первых современных исследователей российской буржуазии, "съезд густо окрасился в краску протекционизма"27 . Изменения таможенного обложения зачастую вызывали глубокие разногласия среди предпринимателей или отдельных заинтересованных групп. Они порождали сложные перипетии в борьбе за повышение таможенных пошлин. Иногда они развертывались в одной и той же отрасли (например, текстильной, где сталкивались интересы хлопчатопрядильщиков и ситцевиков) или на региональных и отраслевых уровнях. Однако съезд показал, что в среде определенных кругов купцов-предпринимателей нарастала решимость отстаивать и свои корпоративные, и общепромышленные, и общеторговые интересы; усиливалась консолидация российских предпринимателей в целях воздействия на политику правительства по экономическим вопросам, по таможенному обложению в частности. Съезд в Москве стал выразителем экономических интересов российской буржуазии. В целом крупная торгово-промышленная буржуазия была заинтересована в политике строгого протекционизма, добиваясь высоких таможенных пошлин. Именно эти настроения чутко уловил Н.Х. Бунге, когда в своей речи на московском съезде бросил упрек в адрес предпринимателей: "но пошлина представляется ли единственной мерой? Правительство и без вас знает этот путь. Не найдете ли нужным указать на другие меры? Если же вы видите в пошлине единственное средство для развития всех наших производств, то не лучше ли прямо просить пошлины на все ввозимые товары, а затем закрыть наши заседания?"28
Материалы съезда вносят, на наш взгляд, дополнительные существенные коррективы в бытовавшее до недавнего времени в отечественной и зарубежной историографии мнение о "пассивном" восприятии российской торговой и промышленной буржуазией экономической политики, проводимой правительством. Съезд в Москве засвидетельствовал, что за двенадцать лет, прошедших со времени съезда 1870 г., российская буржуазия выросла и осознала свою силу29. Напомним, что на первом съезде в С.-Петербурге среди его участников число промышленников было незначительно, что весьма красноречиво констатировал владелец машиностроительных заводов В.И. Губин. Выступив с предложением создания правительственной комиссии для содействия русской заграничной торговле, он обвинил предпринимателей "в инертности и бездеятельности" ... "Когда мы рассуждаем о вопросе, который может интересовать всю Россию и составляет один из существеннейших вопросов нашей экономической жизни, мы не видим в среде своей самих фабрикантов"30 .
Несмотря на то, что отдельные ведущие московские промышленники оказали активную поддержку съезду, вложив для его проведения значительные суммы (Т.С. Морозов, И.Н. Морозов, П. Малютин и др.), а Т.С. Морозов стал его вице-председателем, в целом, по мнению К.А. Скальковского, они "отнеслись к съезду довольно равнодушно". Выступив на заключительном заседании, В.А. Полетика подытожил эти высказывания. "К съезду наиболее безучастными остались сами фабриканты и заводчики, - констатировал Полетика, - они, к общему нашему удивлению и сожалению, блистали своим отсутствием". "Пора фабрикантам, - призывал он, - перестать надеяться на других и самим заняться разработкою и уяснением того, что для них нужно"31 .
Но в 80-е годы положение меняется. В "Объяснительной записке к проекту положения о выборных учреждениях торгово-промышленного класса и о биржевом устройстве" прямо указывалось на то, что торгово-промышленные съезды "создали впервые более или менее правильное представительство интересов промышленного класса"32 . "Оцепенелость и равнодушие", по выражению того же Полетики, имевшие место среди российской буржуазии на I съезде, сменились самым деятельным участием, например, со стороны московских предпринимателей в разработке программы, организации и проведении съезда33 . Они заявили о себе не только как о реальной экономической, но и потенциальной общественно-политической силе. Материалы и труды съезда показывают, что активность предпринимателей на нем возросла. Возрастал и его социально-общественный резонанс. По сути, резолюции, выработанные отделениями, в своей совокупности составили целую программу российских предпринимателей по важнейшим вопросам общегосударственного значения. Примечательно, что на одном из заседаний Т.С. Морозов заметил, что "интересы промышленности очень близко соприкасаются с интересами государственными, так что первые для нас существенны только с точки общегосударственной пользы, т.е. казенных интересов также"34 .
По заключению ОДСРПиТ значение московского съезда состояло в том, что его труды "во многом способствовали тому, что правительство последовательно и твердо пошло по пути строгого протекционизма"35 .
Объективный ход исторического развития побуждал царское правительство встать на путь политики протекционизма и поощрения отечественной промышленности. На протяжении второй половины XIX в. оно было вынуждено идти навстречу и удовлетворять требования промышленников. Так, в преддверии съезда, в мае 1882 г., Н.Х. Бунге, тогдашний министр финансов, при посещении Московской биржи заверял купечество в том, что "считает своим долгом содействовать преуспеванию торговли и промышленности и уверен, что всё, клонящееся к действительной пользе, удостоится одобрения государя императора"36 . Это заявление не осталось лишь словами. На всем протяжении 80-х годов в ходатайствах российской буржуазии о повышении таможенных пошлин практически отказа не было.
В конечном итоге этот процесс завершился принятием общего запретительного тарифа 1891 г., установившего в России систему усиленного покровительства отечественной промышленности, систему "крайнего протекционизма". В русле этих мер российское правительство осуществило отмену беспошлинного Закавказского транзита, утвердив закон 3 июня 1883 г.37 , завершило решение вопроса о возврате пошлин (1892 г.). К 1888 г. было закончено строительство Закаспийской ж.д. Несмотря на то, что она изначально была построена в военно-стратегических целях, дорога, в конечном счете, очень скоро приобрела значение важнейшей экономической артерии среднеазиатской окраины России, открыв для капитала Среднюю Азию. По Закаспийской ж.д. с конца 80-х годов осуществлялся весь экспорт российских тканей в Среднюю Азию и в Северную Персию; шел импорт хлопка в Центральную Россию. Вопрос же о создании Министерства торговли и промышленности, решения которого так настойчиво добивались российские предприниматели, будет завершен лишь в 1905 г. Вместе с тем и российские предприниматели инициировали попытки проникновения на внешние рынки. Через ОДСРПиТ они поднимали вопросы, связанные с организацией в Сербии русско-сербского торгово-промышленного, кредитного и ссудного банков, создания консульских агентств. Предпринимались попытки установить непосредственные торговые связи с иранскими рынками, без посредничества. Так, например, в 1884 г. состоялось открытие в Тегеране торговой фактории Н.Н. Коншина, там же им была организована выставка русских товаров, в которой участвовало значительное число известных в промышленном мире фирм, в числе которых был и В. Морозов (отдел - различные ткани). В Бухаресте по инициативе М.А. Хитрово была создана наиболее крупная выставка-склад и др. Не все они увенчались успехом, не все оправдали возлагавшиеся на них надежды, но тем не менее эти попытки означали рост предпринимательской стратегии.
Следует отметить, что представители Морозовых были непременными и деятельными участниками художественно-промышленных выставок и торгово-промышленных съездов (например, 1870, 1882, 1896 гг.). Участие в этих событиях раскрывает новые грани профессиональной и общественной деятельности Морозовых. Их участие в выставках неоднократно отмечалось наградами, например, 1861 г. - большая серебряная медаль (И. и Т. Морозовы), 1865 г. - право государственного герба. Мотивация экспертов была такова: "Принимая во внимание, что экспоненты при огромном производстве на своих фабриках вырабатывают изделия, заслужившие известность в торговле и полное одобрение экспертов, что при фабриках их учреждены больница и училище и что, кроме того, они раздают огромное количество пряжи ткачам в губерниях: Московской, Рязанской и Калужской и тем доставляют для края существенную пользу, положено предоставить им право употребления на вывесках и изделиях Государственного герба"38 . По заключению экспертной комиссии художественно-промышленной выставки 1882 г., "наиболее отличились первостепенными качествами своей пряжи" и были "удостоены Государственного герба" десять фирм, в числе которых были названы Товарищество Саввы Морозова сын (Т.С.), "Никольская мануфактура" и Богородско-Глуховская мануфактура39. Отметим, что и как председатель отделения торговли съезда Т.С. Морозов пользовался большим авторитетом и доверием. Он принимал самое непосредственное и живое участие в разработке и окончательном редактировании текста резолюций по всем вопросам. По его признанию, необходимо исходить "из существа дела". Он тщательно следил за формулировками, делая акцент: "это слово точнее выражает нашу мысль"40. Архивные документы свидетельствуют, что еще очень продолжительное время после съезда к Т.С. Морозову обращались как к бывшему председателю отделения торговли съезда. Думается, что Т.С. Морозов не случайно возглавил на съезде отделение торговли. "Тимофей Саввич Морозов отличался замечательной энергичностью в развитии хлопчатобумажного дела и довел производство принадлежавших ему фабрик до высокого положения и тех громадных размеров, какие оно имеет в настоящее время. Происходил из крестьян, не получивший никакого образования, выделяясь по уму из той среды, из которой происходил, он хорошо понимал насущные современные потребности торговли и промышленности, содействовал распространению среди промышленного сословия и рабочего населения соответственного потребностям образования - следил зорко за современными усовершенствованиями. Многократно принимал меры к отысканию для сбыта русских произведений новых рынков путем сопряженного с пожертвованиями снаряжения экспедиций в сопредельные России части Азии и исследования положения торговли в странах Балканского полуострова. С особой отзывчивостью относился как материальным, так и личным содействием к различного рода начинаниям, клонившимся к общей пользе торговли и промышленности"41. Эта интересная выдержка из документа, подготовленного Н.А. Найденовым на запрос директора Департамента торговли и мануфактур В.И. Ковалевского. В нем Ковалевский просил предоставить общие сведения о торгово-промышленной деятельности наиболее выдающихся московских предпринимателей, падающий на тринадцатилетний "период царствования Александра III". В "Списке выдающихся деятелей в области торговли и промышленности" было названо одиннадцать фамилий в следующем порядке: А.К. Трапезников, В.И. Якунчиков, В.Г. Сапожников, Г.А. Крестовников, К.К. Банза, С.И. Прохоров, Иван и Александр Александровичи Барановы, Н.Н. Коншин, А.Г. Кузнецов, П.М. Третьяков. Имя Тимофея Саввича Морозова в этом списке значилось первым.

1 Новости. 1881. 27 августа.
2 Неделя. 1883. 3 февраля.
3 ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 1. Д. 36. Л. 75.
4 Там же.
5 Протоколы и стенографические отчеты заседаний Первого Всероссийского съезда фабрикантов, заводчиков и лиц, интересующихся отечественной промышленностью. 1870 (далее - Протоколы и стенографические отчеты съезда 1870 г.) СПб., 1872. С. 1-3.
6 ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 1. Д. 36. Л. 53, 75.
7 Там же. Л. 81-84.
8 Там же.
9 Там же. Л. 84.
10 Труды высочайше разрешенного торгово-промышленного съезда, созванного Обществом для содействия русской промышленности и торговле в Москве, в июле 1882 г. (далее - Труды съезда 1882 г.). СПб., 1883. С. ХI-ХVII. Список членов торгово-промышленного съезда.
11 Труды съезда 1882 г. С. 1-2.
12 Там же. С. XVIII.
13 Там же. С. VIII.
14 Труды Общества для содействия русской промышленности и торговле (далее - ТОДСРПиТ). СПб., 1890. Ч. 20. Отд. 2. С. 148-152.
15 Труды съезда 1882 г. С. 260, 265, 269, 276; Резолюции высочайше разрешенного торгово-промышленного съезда, созванного Обществом для содействия русской промышленности и торговле в Москве, в июле 1882 г. //далее - Резолюции съезда 1882 г./. СПб., 1863. С. 27.
16 Резолюции съезда 1882 г. С. 28, 29.
17 Труды съезда 1882 г. С. 296.
18 Залесский Ф.В. Постоянные выставки // Вестник финансов, промышленности и торговли. 1893. № 52. С. 16-18.
19 ТОДСРПиТ. Спб., 1890. Ч. 20. Отд. 2. С. 148; Там же. СПб., 1892. Ч. 21. Отд. 3. С. 387.
20 ЦИАМ. Ф. 342. Оп. 6. Д. 83. Л. 6, 72.
21 ТОДСРПиТ. Ч. 21. Отд. 3. С. 386.
22 Труды съезда 1882 г. С. 344.
23 Там же. С. 328-337. Торговые отношения между Россией и Турцией осуществлялись согласно договору от 1 марта 1862 г. и таможенному тарифу, приложенному к договору.
24 Там же. С. 336.
25 Там же. С. 21.
26 Там же. С. 10. (Выступление А.И. Чупрова.)
27 Берлин П.А. Русская буржуазия в старое и новое время. М.,1922. С. 220.
28 Труды съезда 1882 г. С. 119.
29 Берлин П.А. Указ.соч. С. 220.
30 Протоколы и стенографические отчеты съезда 1870 г. С. 1-3.
31 Там же. Список лиц, внесших деньги на издержки I съезду. Протокол общего заседания 16 июня 1870 г. С. 3, 5-13.
32 Берлин П.А. Указ. соч. С. 166.
33 ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 1. Д. 36; Протоколы и стенографические отчеты съезда 1870 г. Протокол заседания 18 мая 1870 г. С. 7-8.
34 Труды съезда 1882 г. С. 296.
35 ТОДСРПиТ. СПб., 1910. Ч. 29. Отд. 1. С. 3.
36 Московская биржа. 1839-1889. М., 1889. С. 74.
37 ПСЗ Российской империи. СПб., 1886. Собр. 3. Т. III. № 1581.
38 О выставке мануфактурных произведений в Москве в 1865 г. СПб., 1867. С. 28, 34; Касьянова К. О русском национальном характере. М., 1994; Лачаева М.Ю. Приглашается вся Россия. Всероссийские промышленные выставки (XIX - начало XX в.): Петербург, Москва, провинция. М., 1997. С. 34.
39 Отчет о всероссийской художественно-промышленной выставке 1882 г. в Москве. // Под ред. В.П. Безобразова. СПб., 1884. Т. VI. Общее обозрение выставки. С. 273, 276, 277.
40 Труды съезда 1882 г. С. 289, 292, 294-296.
41 ЦИАМ. Ф. 143. Оп. 1. Д. 17. Л. 244-247 об., 249.

 


 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank