Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите,
и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите к нему»
Книга пророка Иеремии. (6, 16)

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Н. С. ДАТИЕВА,

искусствовед, член Союза архитекторов России. Москва

ДОМ МОРОЗОВЫХ НА СПИРИДОНОВКЕ

В августе 1995 года произошел пожар в знаменитом московском особняке Морозовых на улице Спиридоновка, 17. С 1929 года он находится в ведении Наркомата иностранных дел, ныне это — Дом приемов Министерства иностранных дел России. При пожаре интерьеры понесли большие потери. Беда потрясла не только Россию, но и зарубежные страны. Ведь в стенах особняка бывали дипломатические представители всего мира.

Немедленно был создан штаб по спасению шедевра. Его оперативную работу возглавил заместитель директора фирмы "Дипкомфорт" Ю. С. Волков. На конкурсной основе 67 различных строительных и реставрационных фирм получили право работать на особняке. Ровно год продолжалась каждодневная борьба за спасение шедевра. Реставрационные отделочные работы высшей сложности выполнили на фасадах и в интерьерах дома специалисты акционерного общества "Преображение", мастерские по реставрации памятников старины в Варшаве и другие организации. Коллектив реставраторов Государственной Третьяковской галереи под руководством заслуженного деятеля искусств России А. П. Ковалева вернул к жизни панно М. А. Врубеля "Утро", "Полдень", "Вечер" из Малой гостиной. По эскизу в натуральную величину был воссоздан заново витраж М. А. Врубеля "Рыцарь". Эскиз выполнил доцент Строгановского института М. Розанов, под его наблюдением витраж изготовила старейшая английская фирма "Goddard & Gibbs". Бригадой художника-реставратора высшей квалификации А. С. Кузнецова были убедительно реконструированы панно К. Ф. Богаевского "Солнце", "Скала", "Даль" в Большой гостиной.

Успешно завершенное к августу 1996 года восстановление особняка стало поистине беспрецедентным событием в русской реставрационной практике. Работы получили высшую оценку как специалистов, так и широкой общественности.

При реставрации памятника выяснилось, что хотя он и упоминается в большинстве трудов по истории русской архитектуры рубежа XIX—XX столетий, но документально не изучен. К счастью, за несколько лет до пожара, дом был подробно отснят на цветные слайды. Эта съемка легла в основу выпущенного МИДом альбома "Особняк на улице Алексея Толстого" (М., 1990). Статья же, сопровождающая альбом, написана почти без привлечения источников и изобилует ошибками. В связи с этим обстоятельством, параллельно с практической реставрацией памятника, проводились развернутые историко-архивные исследования. Изучались документы Центрального архива научно-технической документации Москвы, Центрального исторического архива Москвы, Российского государственного архива литературы и искусства, Государственного научно-исследовательского музея архитектуры им. А. В. Щусева, отдела рукописей Центрального Государственного театрального музея им. А. А. Бахрушина, отдела рукописей Государственной Третьяковской галереи и других хранилищ.

История владения на Спиридоновке, близ Патриарших прудов, прослеживается с середины XVIII столетия, когда оно принадлежало И. Г. Воронцову. После 1812 года усадьбу купил И. И. Дмитриев. В его доме собиралась вся интеллектуальная Москва, не раз бывал Л. С. Пушкин. В 1842 году владение приобрел Н. Т. Аксаков — брат писателя С. Т. Аксакова.

29 апреля 1893 года старинную дворянскую усадьбу купила потомственная почетная гражданка Зинаида Григорьевна Морозова (1867—1947), жена Саввы Тимофеевича Морозова (1862—1905). Хотя купчая, по распространенному обычаю того времени, была оформлена на жену, фактическим владельцем дома был сам С. Т. Морозов. Сразу после покупки Морозовы заказали новый проект усадьбы архитектору Федору Осиповичу Шехтелю (1859—1926).

Семейный клан Морозовых одним из первых разглядел незаурядный талант Ф. О. Шехтеля. В 1892 году он спроектировал Савве Морозову деревянную дачу в Киржаче, а его двоюродному брату Викуле Елисеевичу — дом, ферму, конный завод в имении Одинцово-Архангельское близ Домодедова. План и композицию дома на Спиридоновке Шехтель разработал за два месяца. Уже в начале августа 1893 года чертежи были поданы на утверждение в Московскую Городскую управу. Они были одобрены, но строить по ним получил официальное разрешение архитектор И. С. Кузнецов. Дело в том, что вплоть до января 1894 ода Шехтель не имел права самостоятельно вести строительные работы. Еще в 1878 году он бросил Московское училище живописи, ваяния и зодчества, а значит, не имел диплома и свидетельства на производство работ. Только исключительное дарование позволило в дальнейшем забыть этот факт. Шехтель сам преподавал в Строгановском училище, а в 1902 году получил звание академика архитектуры.

Строительство дома началось осенью 1893 года. Хозяева усадьбы жили тем временем в собственном особняке на углу Большой Никитской улицы и Скатертного переулка. Молодые владельцы и архитектор явно готовились поразить первопрестольную. Шехтель продолжал проектные работы по дому, а с 1894 года стал сам вести и архитектурный надзор. Собственноручно им сделано по зданию около 600 чертежей, значительная их часть сохранилась и находится в ГНИМА. Среди них — фасады, планы, разрезы, развертки стен, детали, люстры, мебель. Задумывая дом как живой, единый организм, Шехтель стремился не допустить случайности ни в целом, ни в деталях.

Архитектору был необходим союзник-художник. Таким стал для него великий русский художник Михаил Александрович Врубель. Их совместная работа над домом Морозовых продолжалась четыре года. Два самобытных мастера не всегда сразу находили взаимопонимание. Но окончательный результат был великолепен и принес каждому признание и успех.

На парадной лестнице Врубель сделал скульптурную группу "Роберт и монахини" и витраж "Рыцарь". В Малой гостиной им написаны три панно "Времена дня". Вероятно по рисунку Врубеля исполнено живописное орнаментальное убранство в кабинете Саввы Морозова. Каждое из этих произведений имеет непростую историю создания и дальнейшего бытования.

В процессе исследований удалось выяснить, что сложнейшая художественная резьба по дереву выполнена в особняке на фабрике П. А. Шмита. Камин из родомского песчаника в столовой изготовлен в мастерской Захарова. Огромная люстра в столовой сделана на фабрике Постниковых.

Окончательная отделка дома завершилась в 1898 году. Шехтелем было создано здание, ставшее этапным в истории русской архитектуры. Решенное в стиле "английской готики", оно поражает логикой сочетания объемов, пропорциями, пространственными отношениями. Архитектор избрал для особняка новую планировочную структуру. Суть ее в наличии композиционного центра, каким является вестибюль и аванзал. С одной стороны к аванзалу примыкает одноэтажная часть здания — Большой мраморный зал и две гостиные. С другой — двухэтажная часть дома с парадной лестницей, столовой, кабинетом хозяина, бильярдной, спальней, будуаром хозяйки, детскими и другими комнатами. Свободный план тщательно продуман. Он результат заботы о комфорте и удобстве жилья. Внутреннее пространство поражает стилевым разнообразием. Отсутствие четких границ между архитектурой, скульптурой и живописью придает особняку исключительное пластическое единство и духовную утонченность.

Морозовы имели открытый дом, охотно принимали людей своего круга, аристократов, творческую интеллигенцию.

После самоубийства С. Морозова в мае 1905 года 3. Г. Морозова решила расстаться с владением на Спиридоновке. В 1909 году году она продала усадьбу М. П. Рябушинскому. Семья Рябушинских жила здесь до лета 1918 года.

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank