Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

А.В. Кузнецов – архитектор Новоткацкой фабрики Богородско-Глуховской мануфактуры

Г.Н.   Черкасов ,

доктор архитектуры, профессор, Московский архитектурный институт

 

Александр Васильевич Кузнецов (1874–1954) – гражданский инженер, архитектор, инженер-конструктор, инженер-строитель, исследователь, педагог. Только перечисление этих сторон деятельности А.В.   Кузнецова показывает универсальный характер его творчества. Об этом свидетельствует и перечень его проектов построек и научных работ:

1899–1903 – исследования по расчету железобетонных покрытий , сводов и куполов;

1900–1903 – Церковь (старообрядческая) в Белой Кринице около г. Черновцы;

1904–1906 – Дом Политехнического общества в Москве;

1906–1908   –   Новоткацкая фабрика Богородско-Глуховской мануфактуры, дома владельцев фабрики Морозовых, электростанция;

1909–1912   –   ткацкая фабрика и электростанция мануфактуры Рябушинского в Вышнем Волочке;

1909–1911 – реконструкция писчебумажной фабрики в Окуловке;

1910–1912 – Ржевская льнопрядильная фабрика;

1913 – Торговый дом Жаркова в Москве;

1913–1914 – мастерские Строгановского училища (ныне МАрхИ);

1915   –   отдельные корпуса завода АМО в Москве (сохранилось здание заводоуправления);

1915 – четырехэтажное складское здание в Москве;

1919 – конкурсный проект рабочего поселка в Филях (Москва) – 2-я премия;

1923   –   главный конструктор и строитель Всероссийской сельскохозяйственной выставки в Москве;

1924–1930 – здание Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ) в Москве;

1925–1928 – здание Всесоюзного электротехнического института (ВЭИ) в Москве (ул.   Красноказарменная);

1926 – прядильно-ткацкая фабрика в Фергане;

1926–1929 – здание Московского текстильного института (МТИ) в Москве (ул. Малая Калужская);

1931 – конкурсный проект Дворца Советов в Москве под девизом «Дворец как песня» (отмечен премией);

1932   –   конкурсный проект Дворца Советов в Москве (представлен по личной инициативе );

1934–1954   –   исследования, связанные с определением взаимосвязей между архитектурой и строительной техникой;

1899–1954 – преподавательская работа в ИМТУ–МВТУ–ВИСУ–МАИ (МАрхИ).

Можно полагать, что творчество А.В.   Кузнецова еще недостаточно изучено, и его вклад в развитие русской архитектуры еще не оценен в полной мере. В частности, Новоткацкая фабрика Кузнецова, малоизвестная даже среди специалистов, может быть отнесена к шедеврам русской архитектуры начала XX века. Более того, среди ограниченного количества памятников этого времени – серебряного века русской архитектуры – она выходит на европейский уровень архитектуры.

Доктор архитектуры Н.С.   Гераскин, исследователь архитектуры русской текстильной фабрики, много времени уделял творчеству А.В.   Кузнецова. Он писал:

«...архитектура и строительное творчество А.В.   Кузнецова в области промышленного зодчества не менее замечательны, чем дореволюционные произведения Щусева, Фомина, Жолтовского в области гражданского зодчества».

Александр Васильевич Кузнецов родился в Петербурге 5 сентября 1874 года (по новому стилю). После окончания реального училища в 1891 году поступает в Петербургский институт гражданских инженеров (ПИГИ). Учится на государственную стипендию и очень ценит эту возможность. В 1896 году получает диплом в России и сразу едет в Германию, чтобы продолжить образование. После окончания Берлинского политехнического института Александр Васильевич приступает на родине к практической деятельности.

В это время в России начали внедряться новые приемы и методы строительства сооружений. Кузнецов публикует исследование по расчету железобетонных перекрытий и сводов. Через несколько лет увидело свет его новое крупное исследование по расчету и конструированию куполов. В 1904–1906 годах он строит свое первое в Москве сооружение – Дом Политехнического общества в Харитоньевском переулке, а в 1908-м – женскую гимназию в г. Богородске Московской области.

В 1903 году Кузнецов приступает к работе над объектами для Богородско-Глуховской мануфактуры.

Универсальность и многогранность способностей и знаний Кузнецова в значительной степени определялась как уровнем его подготовки в Петербургском институте гражданских инженеров, так и характером его последующей работы в вузах Москвы: он преподает всю жизнь, сначала в Императорском Московском Техническом училище (ИМТУ) – МВТУ (1900–1930), а после реорганизации МВТУ в 1930 г. – в Высшем инженерно-строитель­ном училище и затем – в Московском архитектурном институте.

В Императорское московское техническое училище А.В.   Куз­нецов приходит почти сразу после окончания Берлинского политехникума. В начале века ИМТУ – мозговой центр развития промышленности московского региона и один из ведущих научных центров. Здесь зародились новые отрасли промышленности, например, авиация, и создавались новые технологии, в частности, строительные.

По отчету училища, в 1902 году А.В.   Кузнецов ведет занятия по архитектуре на механическом и химическом отделениях. Его студенты получают теоретическую подготовку по архитектуре промышленных цехов и выполняют проекты. Предполагается, что инженеры, окончившие училище, могут составить комплексный проект (технологическую и строительную часть) завода или цеха. Их учат делать фасады цехов, которые по качеству проработки могут вызвать удивление. Часть выпускников механического отделения выполняет дипломный проект по инженерным сооружениям.

Происходит взаимодействие между исследовательской и преподавательской деятельностью и реальной архитектурно-строительной практикой. Это обстоятельство – один из существенных факторов достижения качественно нового уровня построек А.В.   Кузнецова.

Перед первой мировой войной группа профессоров ИМТУ разработала проект превращения училища в школу политехнического типа. А.В.   Кузнецов в рамках этого проекта вместе с П.А.   Велиховым, Н.К.   Лахтиным и другими разработал программу организации инженерно-строительного факультета (ИСФ) с 4–6 специальностями, в том числе архитектурной.

А.В.   Кузнецов стал идеологом и фактическим главой архитектурного отделения (АО МВТУ), ему принадлежит заслуга в том, что училище сыграло выдающуюся роль в развитии русской советской архитектуры. 1918–1932 гг. – единственный период в длительной истории русской архитектуры, когда она вышла на европейский уровень и развивалась параллельно и почти на равных с передовыми центрами мировой архитектуры. Это период формирования и становления в России и СССР современной архитектуры, русского советского конструктивизма (представ­ляется, что этот термин, с известными оговорками и несмотря на наличие некоторых близких к нему иных направлений, может служить определением данного периода).

Важным фактором появления и становления современной архитектуры и формирования новых концепций, архитектурных и композиционных приемов, новых стилевых и эстетических представлений, прежде всего в сфере промышленного строительства, явилось развитие промышленности. А.В.   Кузнецов, вынужденный заниматься промышленной архитектурой по роду своей преподавательской деятельности, становится ведущим мастером и авторитетом в этой области.

В силу факторов влияния промышленной архитектуры на формирование концепции современной архитектуры становится понятным место, занимаемое школой Кузнецова, школой АО МВТУ в архитектурно-строительном процессе того времени, а посредством генетических связей и в современном архитектурном образовании нашего времени.

Как видно из приведенного выше списка, А.В.   Кузнецов проектирует и строит целую серию текстильных фабрик: в Глухове, в Вышнем Волочке, Окуловке и других городах. Их объединяют общие принципы архитектурной организации. Наибольшее удивление и восхищение у современников вызвала первая из них   – Новоткацкая фабрика Богородско-Глуховской мануфактуры.

Новоткацкая фабрика – широкое одноэтажное здание с активным использованием верхнего естественного света, с несущими конструкциями и кровлей из монолитного железобетона (инженер А.Ф.   Лолейт). Ранее фабрики строились многоэтажные с боковым освещением, не обеспечивающим необходимого ко личества и качества освещенности. В Новоткацком корпусе создаются качественно новые возможности организации технологического процесса и размещения оборудования, появляется гибкость в использовании производственной площади. Естественный верхний свет обеспечивает равномерное распределение яркости, повышается уровень освещенности, улучшаются условия зрительной работы, что для текстильного производства очень важно. Как следствие – улучшаются условия труда. При помощи монолитного железобетона широко применяются безбалочные покрытия. Тем самым значительно уменьшается количество выступающих строительных конструкций, на которых обычно оседает хлопковая пыль. Помещения легко вентилируются и убираются .

Удивительно красивы и воздушны потолки, прорезанные различного типа фонарями верхнего света. Качество строительства было таким, что первый капитальный ремонт кровли и фонарей был осуществлен только через 60 лет, в 1967 году. Применены горизонтальные ленточные l -образные и конусообразные фонари точечного типа. Предусмотрены средства защиты от попадания прямых солнечных лучей на рабочее место. Внутри фонарей, между наружными и внутренними слоями остекленения, устроены тележки для чистки и мытья окон.

Применена новая система вентиляции. Приточный воздух подается из подвальных каналов вверх, а потом загрязненный воздух сверху забирается вниз в подвальное пространство. Мощная приточно-вытяжная вентиляционная система с увлажнением и обеспыливанием воздуха приближается к современной системе кондиционирования. Задумана система была для освобождения потолка и фонарей от вентиляционных коробов и создания архитектурно чистого образа. Пространство цеха приобретает совершенно новое звучание. Гармоничное соотношение изящных линий оборудования с глухими и остекленными поверхностями вызывает ощущение легкости и иллюзорности. Изобретательностью отличается как общий архитектурный замысел и конструктивные решения, так и отдельные узлы и детали.

В ткацком цехе нижний светопрозрачный уровень горизонтального фонаря выступает в помещение по сечению в виде перевернутой трапеции. В цехе фонари смотрятся как светящиеся кристаллы, потолок приобретает интересную пластическую форму, четкий ритм выступающих светопрозрачных элементов облегчает ориентацию в огромном пространстве.

Досконально продумано не только общее архитектурное решение, но и детали. Надстройки на кровле напоминают барселоновские мотивы Гауди, их романтические формы имеют нечто общее с готическими башенками в доме Политехнического общества.

Можно заметить, что в Новоткацкой, как и в последующих постройках А.В.   Кузнецова, уделяется исключительное внимание условиям труда. Еще раз вспомним время постройки – 1907-й, вскоре после революции 1905 года. Вся русская интеллигенция выступает за социальное обновление общества и сочувствует борьбе рабочих за улучшение условий их труда и жизни. Студенты ИМТУ – одни из самых активных сторонников демократических преобразований, профессура разделяет взгляды студентов. Нет сомнений, что А.В.   Кузнецов убеждает владельцев фабрики – глуховских Морозовых – в том, что архитектура мануфактуры должна иметь не только утилитарное, экономическое значение, но и социальное. Впервые на русских фабриках здесь появились светлые удобные гардеробные с индивидуальными шкафчиками для рабочей одежды. Устроены входные вестибюли. Н.С.   Гераскин считал Новоткацкую фабрику Кузнецова выдаю щимся архитектурным произведением, он писал, что «...она мо жет быть отнесена к разряду лучших произведений русской архитектуры начала XX столетия».

Найденные Кузнецовым в Новоткацкой и других фабриках решения становятся впоследствии классикой русской, а затем и советской промышленной архитектуры. С этого времени можно говорить о формировании современной системы принципов проектирования промпредприятий и становлении российской школы промышленной архитектуры. В эту школу входит целый ряд гражданских инженеров, архитекторов, строителей, но главой ее признается А.В.   Кузнецов.

Для А.В.   Кузнецова создание проекта – это всегда научная задача, связанная с изучением зарубежного опыта, анализом возможных вариантов и выбором наиболее целесообразного решения . В 1907 году А.В.   Кузнецов защищает диссертацию «Освещение фабричных зданий дневным светом». Результаты проведенного исследования закладываются в реальные проекты, построенные объекты – результат внедрения его научных идей. Николай Степанович Гераскин упоминал как-то в разговоре со мной, что до революции Кузнецов каждый год ездил в Германию, чтобы ознакомиться с самыми последними достижениями в архитектуре и строительной технике. Иногда удавалось выехать за границу и в 20-х годах. В 1925 году в студенческом научно-техническом кружке фабрично-заводских строителей Александр Васильевич делает доклад «Строительная деятельность в Америке». Г.Я.   Мовчан, знавший А.В.   Кузнецова, говорил мне, что в МВТУ он читал курс лекций, который по смыслу можно было бы назвать «части зданий». Читал интересно. В числе прочего лектор демонстрировал зарубежные каталоги окон, ворот, устройства кровли и прочие различные достижения западной строительной техники. Композиционные и конструктивные решения Кузнецова всегда были на уровне современных концепций западной архитектуры. Здание сберегательной кассы в Берлине Отто Вагнера (1904–1906   гг.) – остекленный цилиндрический потолок на монолитном железобетонном каркасе – отдаленно напомина ет интерьерную форму горизонтальных фонарей Новоткацкой фабрики. Прием опрокинутого светопрозрачного «корыта», примененный Кузнецовым в Новоткацкой фабрике, я увидел затем только в начале 1990 годов в работах английских архитекторов. Фабрика турбин АЭГ в Берлине – хрестоматийная веха современной архитектуры – построена Петером Беренсом в 1909 году.

Серия современных по форме одноэтажных корпусов с фонарями верхнего света (Пирс Эрроу Мотор Кар Компани в Буффало и др.) построены Альбертом Каном в США в 1909–1910 гг.

Промышленные сооружения А.В.   Кузнецова находятся в этом ряду. Некоторые приемы могут опережать свое время, другие появятся позднее на 1–3 года, что даже для данного короткого в архитектуре периода формирования качественно новых идей не существенно. Алгоритм новой современной архитектуры создает группа лидеров, которые идут параллельными курсами в одном направлении. А.В.   Кузнецов находится в этой группе. Это соображение относится только к области промышленной архитектуры. Проектирование промышленных объектов многие не признавали вообще делом архитектора. В промышленном зодчестве налицо был вакуум престижности и значительности. В области архитектуры общественных сооружений, где очень сильно было влияние мэтров региональной архитектуры, Кузнецов не чувствовал себя так свободно и раскованно. Здесь он следует за модой, идет в фарватере уже устоявшихся представлений, хотя и делает это мастерски. Богородская гимназия выполнена в стиле «модерн», дом Политехнического общества – эклектика, ближе к ее петербургскому прочтению.

В промышленных сооружениях и, прежде всего, в Новоткацкой фабрике, А.В.   Кузнецов выступает как первооткрыватель, здесь он не стремится следовать косным представлениям официальной архи тектуры, он идет в ногу со временем и даже опережает его.

 

 

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank