Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Представляется - о здоровье и даже жизнеспособности общества свидетельствует, в первую очередь, отношение к людям, посвятившим себя служению этому обществу»
Юрий Ивлиев. XXI век

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Альманах"Богородский край" N 2 (2001)

 

ТРУДЫ ИСТОРИКОВ И КРАЕВЕДОВ

О ЧЕМ ГОВОРЯТ РЕВИЗСКИЕ СКАЗКИ?

Г.В. РОВЕНСКИЙ, п. Фрязино

В СТАРЫХ АРХИВАХ

 

Для историков и исследователей большую ценность представляют уникальные документы — Ревизские сказки — материалы переписи крестьян, по которой с владельцев крепостных рассчитывались налоги.

Вот уже много лет с большими и малыми перерывами разыскиваю я и вношу в компьютер сводные родословные крестьян обширной гребневской округи, куда входили деревни: Фрязиново, Чижово, Щелково, Слобода, Назимиха, Трубино,Ново. В некоторые времена сюда входило село (потом сельцо) Топоркове, деревня Горки (ее расположение неизвестно, но в 1740 г. она существовала), деревня Фроловка, Буковка тож, 4—6 домов которой стояли на месте сегодняшнего Никольского храма Гребнева (крестьяне ее переселены были в д. Слобода ок. 1816 г.), и Екатерининская слобода, переданная в д. Слобода в 1811 г.

Всего собрано почти 15 000 имен крестьян, мещан и купцов.

Самые старые Сказки в архивах — петровских и екатерининских времен. Они хранятся в Центральном архиве древних актов на Пироговской улице в Москве. Здесь же есть и более древние. По писцовым книгам XVII века изучает наш край неутомимый краевед Миллиан Моисеевич Федоров. Удастся ли соединить эти данные, покажет время.

Вот начало одного из этих документов — Ревизской сказки 6-й ревизии 1811 г., хранящейся в Центральном историческом архиве Москвы (ЦИАМ):

«Московской губернии Богородского уезда вотчины моей села Гребнева с деревнями старосте Лариону Иванову1.

На основании высочайшего Его Императорского величества именного манифеста, состоявшегося мая в 18 день сего 1811 г. о переписи народа по всему государству предписывают тебе, Иванову, означенной моей вотчины села Гребнева переписав подворно всех дворовых людей и крестьян, как написанных по 5й ревизии, так и вновь рожденных и прибылых, по самой сущей справедливости, не пропустив отнюдь ни одной души.

Если ж что упущено будет, то ты будешь ответствовать по закону; и сочиня из оного списка по селениям ревизские списки за твоим рукоприкладством подать в Богородскую ревизскую комиссию, не пропуская времени, а непременно в постановленный в том Манифесте срок, а по даче Сказок получить свидетельство, в чем я тебе верю, и, что бы по сему учинив, вперед спорить и прекословить не буду.

Сентября ___ дня 1811 года генерал-майорша Екатерина Бибикова».

Подписала этот документ вдова суворовского генерала Гаврилы Ильича Бибикова (1747—1803), сотоварища и шурина Михаила Илларионовича Голенищева-Кутузова. В тот же год имение было продано князьям Голицыным.

Ларион Иванов Альховый (Ольхов) 1766—1841, из деревни Фрязино.

Но здесь в Гребневе в дни захвата Москвы французами хранились некоторые ее вещи из московского дома на Пречистенке. Страшным катком прошлась та война по ее детям. Погиб под Вильно ее старший сын Павел, подполковник Ольвиопольского гусарского полка, на Бородино оторвало руку сыну Дмитрию, адъютанту Милорадовича, но капитан пешей артиллерии Илья Бибиков вошел с русскими войсками в Париж.

Ревизии проводились обычно через 20 лет, только в 1773 году, при Екатерине II, была проведена 4-я ревизия, хотя 3-я состоялась совсем недавно, в 1762 г. Причина этой внезапности — попытка оценить последствия страшной чумы, обрушившейся на Россию в 1771 г. В гребневском крае чума тоже собрала немалую жатву. Сказки 1773 г. зафиксировали всех этих погибших, в т.ч. немало семей, умерших полностью. В Слободе — 4 чел., в Чижево - 8 чел., в Ново — 27 чел., в Щелкове — 1 чел., в Трубино — 9 чел., во Фрязино — 6 чел. Всего — 63 чел. Наиболее опустошила чума деревню Ново — погибли 27 человек из 195 живущих в деревне.

Ревизские сказки фиксировали и переход крестьян в другое сословие (в московские мещане и купцы), получивших вольную чаще всего за большие деньги (500—1000 руб.). По мещанам и купцам велись отдельные Сказки. Среди известных в крае фамилий крестьян-купцов отметим крестьян из Фрязино — Кондрашевых (1849 г.), из Щелково — фрязинскую ветвь Кондрашевых (1819 г.), из Трубино — Висковых («отпущенных вечно на волю» в 1805 г.) и Бочаровых (1852 г.). Все они внесли огромный вклад в развитие шелкоткацкой промышленности нашего края. Рассказы об их фабриках во Фрязино, Щелкове и Трубино стали живой легендой нашего края.

6-я ревизия зафиксировала, что в имении из 871 души по предыдущей, 5-й ревизии, 327 душ умерло и, с родившимися в 1811 году, налицо было 1098 душ.

КАК ОБРАЗОВАЛИСЬ ФРЯЗИНСКИЕ ФАМИЛИИ?

Очень интересны Ревизские сказки 1834 года. Они впервые зафиксировали прозвища-фамилии крестьян Гребневского имения (в других местах Сказки продолжали писаться без фамилий).

Например, в деревне Фрязиновой в 1834 г. было 35 фамилий. Большинство из этих фамилий и сегодня присутствуют в городе Фрязино. Другие угасли, владельцы третьих — наиболее зажиточные (Аникины, Мусатовы, Быковы) после страшного пожара 1864 г., когда выгорели почти все деревни — Фрязино, Ново, Чижево, Слобода, уехали из наших мест.

Итак, вот этот перечень фрязинских фамилий 1834 года:

Агеич Калинин Панкратов Аникин Камышов Пчелин Ольховый Ковалев Рулев Андреянов Кокушкин Рыжий Артамонов Кондратов-Кондрашов (Рыжов) Братилкин Телегин Савичев Быков Костылев Соколов Горшков Крапин Солдатенков Зайцов Макарович Тараров Захарич Мурыгин Чижов Зимарев Мусатов Шувалов Дмитриев Нягин Щулов

Здесь подчеркнуты фамилии отпущенных на волю и ставших московскими мещанами и богородскими купцами, но продолжавших жить в д. Фрязино.

Среди фамилий — 8 дедичеств, т.е прозвищ рода по имени деда или более отдаленного предка, например Агеевы (Агеичи, год рождения этого Агея — 1752), Андреяновы (1742), Аникины (1714), Калиновы-Калинычевы (от родоначальника по имени Калина, 1725 г.р.), Артамоновы (1724), ЗахаричиЗахарычевы (1762), Дмитриевы (1723), Кондрашевы (1720), МакаровичиМакаровы (1733), Панкратовы (1721), Савичевы (Савва-Савелий, 1722 г.р.).

Семь фамилий произошли от уличных прозвищ: Братилкин, Зимарев, Крапин, Костылев, Мурыгин, Мусатов, Нягин, Рыжий, Тараров, Щулов (а, например, в Щелкове было большее разнообразие таких прозвищ — Грусливый, Расторгуй, Штанников, Шмель, Новожилов, Шустров, Лиханов, Головкин, Бабанов, Байков, Жданов).

Третьи — «звериные» (Зайцев, Быков, в Щелкове — Зайцев, Медведев, Волков) и «птичьи» (Кокушкины-Кукушкины, Соколов, Чижов, в Щелкове — Орлов, Лебедев, Грачев, Синицын).

Четвертые — от профессий — Горшков (вероятно, семья горшечника), Камышовы, Солдатенковы (семья солдата), Телегины (из рода Кондрашевых, вероятно, изготавливали телеги), в Щелкове — Холуев (слуга, дворовый), Рыбаков, Чумаков.

РАСШИФРОВКА ФАМИЛИЙ КРЕСТЬЯН

НА ХРАМОЗДАНОЙ ДОСКЕ

ЦЕРКВИ ГРЕБНЕВСКОЙ БОГОМАТЕРИ

Архивные Ревизские сказки и созданная по ним электронная база позволили мне расшифровать фамилии 15 крестьян, первопроходцев шелкоткацкого производства в нашем крае (1769 г.), фамилии 20-ти крестьян, занесенных в 1791 г. на храмозданую доску церкви Гребневской Богоматери, фамилии рекрутов и ратников 1812 года — участников сражений с Наполеоном. Так расшифровка старых документов позволяет наполнить историю края живыми лицами и найти их потомков сегодня.

Каждый, кто входит в летнюю церковь села Гребнева и обращается направо к церковным кружкам, чтобы внести свою лепту в поддержание красоты храма, видит на стене метровой высоты посеребренную бронзовую храмозданую доску. Резец гравировщика оставил на века имена строителей, имя архитектора, имена владельцев имения (основных инициаторов и устроителей храма), а также совсем необычное для XVIII века явление — запись имен 20 крестьян, жертвователей на строительство храма. За 70 лет до отмены крепостного права владелец Гребневского края, генерал Гаврила Ильич Бибиков, пожелал, чтобы рядом с его именем и именем его супруги были запечатлены и имена их крепостных.

Итак, вот текст этого необычного памятника истории:

«Лета 1791го августа 10-го дня, который был воскресной, освящен сей храм во имя Божия Матере Гребневския Святейшего правительствующего Синода членом преосвященным митрополитом Московским ПЛАТОНОМ с довольным числом монашествующих и священствующих при священнике Николае Иванове. Строением сей храм зачат в 1786 году иждивением и во время владения их превосходительств Гаврилы Ильича и Катерины Александровны Бибиковых при смотрении капитана Степана Прохорыча Зайцева и пособии следующих боголюбивых дателей: Федора, Кирилла и Егора Кондратьевых, Нестера, Спиридона, Трефила и Трофима Дмитриевых, Александра и Тимофея Каноевых, Терентия, Ивана и Алексея Терентьевых, Якима Вахрамеева, Ивана Яковлева, Калины Трофимова, Матвея и Максима Никитиных, Ивана Алексеева, Семена Михайлова, Кузьмы Андрианова. Зачата и снаружи отделана при архитекторе Иване Ветрове, а внутри рисунок и отделка капитана Степана Грязнова».

О большинстве из упомянутых на доске можно писать отдельные книги. Наш сегодняшний рассказ — о 20 крестьянах-предпринимателях, упомянутых после слов «и пособии следующих боголюбивых дателей».

Первыми значатся трое фрязинцев — братьев Кондратьевых, чьи потомки писали фамилию свою как КОНДРАШЕВЫ или КОНДРАШОВЫ:

Федор (1744—1811) — основатель купеческой линии во Фрязино, его потомки — богородские купцы 1-й гильдии — похоронены у Летнего храма.

Кирилл (1746—1808) — переехал около 1782 г. в Щелково, где основал фабрику. Его сын Михаил был награжден медалью «За полезны», а внук Иван Михайлович, купец 2й гильдии, коммерц-советник, имел в 1830—40 гг. уже 8 корпусов и 1500 рабочих. Шелками этой фабрики украшен зал в Петергофе, а корпуса до сих пор служат фабрике «Техноткань».

Егор (1757—1797) производил шелковые платки и ткани на нескольких станах, но в дальнейшем его потомки не выдержали предпринимательской гонки и остались в крестьянстве во Фрязино. Однако гены есть гены, и в начале 1912 г. две линии его рода имели промышленные заведения во Фрязино — шелкоткацкую фабрику Телегиных на 12 рабочих и кирпичный заводик Кондрашева у прудка, до сих пор называемого старожилами «кирпичики» (у клуба «Электрон»).

Нестор, Спиридон, Трефил и Трофим Дмитриевы — это братья КУРОЧКИНЫ из деревни Ново. Внук старшего брата, Сергей Никитин, был в 1823 отпущен на волю и стал московским купцом. Внук второго брата отпущен на волю в 1847. Их потомки, Курочкины и Марычевы, живут в Трубино, Ново, Фрязино, Щелково.

Александр и Тимофей Каноевы — это братья ГУСЕВЫ из Ново, молодые промышленники. Их потомки в XIX веке принадлежали к зажиточным крестьянам деревни, породнились с владельцами шелкоткацкой фабрики в д. Ново (фирма «Луч») Лихановыми. Были раскулачены в начале 20-х годов XX века. Но ген предпринимательства и храмолюбия подтверждается и сегодня их прямым потомком — генеральным директором Щелковского Насосного завода Гусевым Юрием Викторовичем. Под его руководством Насосный завод пережил время перемен и уверенно набирает обороты. За большую благотворительную деятельность предприятия (помощь обществу слепых, помощь в восстановлении храма св.Троицы, рождественские благотворительные вечера для молодежи и др.) Ю.В. Гусев награжден Почетной грамотой митрополита Ювеналия.

Терентий, Иван и Алексей Терентьевы — это братья БАСАЛАЕВЫ, тоже из деревни Ново. Алексей в 1800 г. был отпущен на волю Бибиковыми.

Остальные 8 записанных на доске крестьян (они во втором столбце доски) — щелковские предприниматели-жертвователи — КАШИРИНЫ, КОРОЛЕВЫ, КАЛИНОВЫ, БАКОВЫ. Их судьба и судьба их потомков еще требует исследования.

10 августа 2001 года, в престольный праздник храма Гребневской Богоматери, прихожане как всегда соберутся у храма, и снова после крестного хода священник на паперти произнесет речь об особом благословении потомкам храмоздателей. Но теперь это будет не отвлеченная молитва, а прямо направленная к упомянутым родам нашего края. Удастся ли собрать на этот праздник многих из них?

Г. Ровенский

 

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank