Богородск-Ногинск. Богородское краеведение

«Если мы не будем беречь святых страниц своей родной истории,
то похороним Русь своими собственными руками»
Епископ Каширский Евдоким. 1909 г.

Мы в социальных сетях:
 facebook.com/bogorodsk1781
 vk.com/bogorodsk1781

Альманах"Богородский край" N 1 (2001)

 

У ЦЕРКОВНЫХ СТЕН

БОГОРОДСКИЕ НОВОМУЧЕНИКИ1

А.И. ЧИНКОВА, г. Ногинск

 

В Бутове, на том месте, которое патриарх Алексий II назвал РУССКОЙ ГОЛГОФОЙ2, только в 1937-начале 1938гг. было расстреляно около 350 наших земляков. Они были очень разными людьми — по возрасту, происхождению, образованию, занимаемому в обществе месту, национальности: священники, миряне — защитники церкви, домохозяйки, конюхи, рабочие и колхозники, инженеры, немцы, евреи, поляки, прибалты, русские... Монахиня Варвара (Конкина), 70-ти лет, была привлечена по «делу священника Александра Коринфского» из села Мамонтова. Сам Александр Порфиръевич Коринфский, 70-ти лет, обвиненный в «организации народного церковного пения и совместных трапез для народа», хотя и избежал «бутовской» участи, но сгинул в страшных северных лагерях. Домохозяйка Гаврилова Фекла Семеновна, 67-ми лет, из дер. Петрушино, пострадала за «антисоветскую и антиколхозную агитацию». Иван Сергеевич Чистяков, чуть старше 20-ти лет, — за то, что состоял членом фантастического «Клуба джентльменов»...

По «делу церковников» Богоявленского собора в Ногинске было арестовано и расстреляно в Бутове несколько человек: настоятель собора протоиерей Сергий Константинович Зернов, протоиерей Николай Александрович Андреев, в их числе и священники других храмов района: Дмитрий Алексеевич Богоявленский, Дмитрий Дмитриевич Беляев, Дмитрий Петрович Зернов (дьякон), Николай Дмитриевич Покровский, Алексей Александрович Сперанский, Алексей Иосифович Сенкевич и Михаил Константинович Соколов, «безработные священники»: Петр Никифорович Постников, Николай Александрович Сперанский. В число «контрреволюционной организации церковников» входили и миряне: Анастасия Ивановна Кулева, председатель церковного совета собора Иван Дмитриевич Елисеев, его помощник Михаил Маркелович Кузьмин, Федор Ильич Гришин, Иван Георгиевич Жиганин, Михаил Григорьевич Карпихин, Василий Петрович Лавковский, Василий Николаевич Мухин, Николай Кузьмич Сопов.

В числе расстрелянных священнослужители храмов Орехово-Зуева, Павловского Посада, многих сел Богородского края, среди них значительное число священников, уставщиков, старост старообрядческих храмов и молелен.

Совершаются первые и, надо сказать, робкие шаги к восстановлению Памяти жертв массовых репрессий. Читателю представляется опыт жизнеописания богородских священников, погибших в те годы, — в надежде на то, что эта работа будет продолжена. Судьбы погибших вызывают в нас чувства самого искреннего и глубокого сострадания, огромного уважения за их духовный и гражданский подвиг.

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ИЕРЕЙ НИКОЛАЙ АНДРЕЕВ3

Николай Александрович Андреев родился 8 февраля 1869 г. Принадлежал к духовному сословию. Окончил духовную семинарию. До революции жил в Латвии, служил священником. В 1917 г. во время первой мировой войны эвакуировался из Риги, приехал в уже советскую Россию и служил здесь. Был лишен избирательных прав. Последнее место служения — Богоявленский собор в Ногинске (в соборе о. Николай начал служить, видимо, уже в 30-е гг., так как в сохранившихся метрических книгах собора за 20-е годы его имя не встречается). Дочь Ольга, 1903 года рождения, вышла замуж и проживала отдельно — в Москве, на Таганке. В Ногинске о. Николай жил с женой Евдокией Михайловной и сыном Владимиром, 1913 года рождения, который учился в ФЗУ при Глуховском комбинате.

По воспоминаниям жены Владимира Андреева, ни ее муж - сын священника, ни его мать не отличались благочестием, и о. Николаю приходилось терпеть дома издевательства и оскорбления, которые он переносил терпеливо, с кротостью и смирением.

Прихожане любили о. Николая за доброту и незлобие. Нравился и его красивый и сильный голос.

В конце ноября 1937 г. о. Николай был арестован как «организатор контрреволюционной группировки служителей религиозного культа», ведущих среди верующих «контрреволюционную деятельность». По-видимому, он был одним из последних клириков Богоявленского собора, все еще остававшихся к тому времени на свободе. Предыдущий настоятель, протоиерей Сергий Махаев, был арестован несколькими днями раньше, вероятно поэтому в справке на арест о. Николай фигурирует в качестве «протоиерея и настоятеля Ногинского собора».

Согласно протоколам допросов о. Николай выдвинутые против него обвинения отвергал и виновным себя не признал. В течение нескольких дней «следствие» было закончено. Решением Тройки о. Николай Андреев был приговорен к высшей мере наказания и расстрелян в Бутове 10 декабря 1937 г. Реабилитирован 15 июля 1989 г.

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ПРОТОИЕРЕЙ СЕРГИЙ МАХАЕВ

Сергей Константинович Махаев родился б сентября 1874 г. в семье священника Спасской церкви с. Усово Московского уезда (впоследствии Кунцевский район) Константина Георгиевича Махаева. Окончил Вифанскую Духовную Семинарию. Служил псаломщиком, преподавал в церковно-приходских школах, проявляя «особенную ревность и усердие по этой службе». В 1900 г. рукоположен во священника и назначен в Московскую Иверскую церковь при Иверской общине сестер милосердия Российского общества Красного Креста. По указанию Августейшей Председательницы Иверского Комитета Красного Креста Великой Княгини Елизаветы Федоровны приглашен быть законоучителем и духовником сестер милосердия и членом попечительского совета Иверской общины. В 1914 г. о. Сергий издал в Москве книгу «Подвижницы милосердия. Русские сестры милосердия (краткие биографические очерки)». Материалом для книги послужили сведения, почерпнутые как из литературы и газет, так и из собственного пастырского опыта. Были готовы к изданию, но не увидели свет, составленные о. Сергием работы: «Беседы пастыря с сестрами милосердия» и «50 картин по Закону Божию Ветхого и Нового Завета».

6 июня 1919 г. подпись о. Сергия в качестве настоятеля в последний раз встречается в сохранившихся актах по Иверской церкви. Летом 1919 г. он назначается настоятелем храма Святых Апостолов Петра и Павла на Большой Якиманке в Москве, где служил до 1924 г. Состоял членом Московского Епархиального Управления. В 1922 году две недели провел он в КПЗ по подозрению в преподавании Закона Божия детям. В феврале 1924 г. о. Сергий оказал активное сопротивление обновленческой общине Союза Церковного Возрождения, захватившей церковь Петра и Павла. 22 февраля того же года епископ-обновленец Антонин Грановский написал на о. Сергия жалобу в Московский совдеп, требуя «принять меры к ликвидации махаевщины». Отец Сергий был арестован, но через 3 месяца отпущен на свободу. В 1925 г. служил вторым священником в храме прп. Марона Пустынника в Старых Панах (в Москве, близ улицы Б. Якиманка). В 1937 году о. Сергий — настоятель Богоявленского собора г. Ногинска, благочинный. Он ездил по приходам, произносил проповеди (разумеется, охарактеризованные впоследствии как «проповеди контрреволюционного содержания»). Отец Сергий жил в Ногинске, но, вероятно, продолжал поддерживать отношения со своими братьями и духовными чадами, проживавшими в Москве. На имя прихожанки собора Анастасии Ивановны Кулевой, впоследствии арестованной и расстрелянной в качестве «ярой церковницы», приходили письма, адресованные отцу Сергию. 22 ноября 1937 г. о. Сергий был арестован. На допросах держался мужественно и с достоинством, виновным себя не признал. 25 ноября 1937 г. Тройкой приговорен к расстрелу и 2 декабря расстрелян на полигоне в Бутове. Реабилитирован 30 июня 1989 г.

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ИЕРЕЙ АЛЕКСИЙ СПЕРАНСКИЙ

Алексей Александрович Сперанский родился 16 марта 1881 года в Дмитровском уезде, в семье священника. Окончил Вифанскую духовную семинарию. Брат многократно арестовывавшегося и расстрелянного в 1937 г. протоиерея Николая Сперанского, который долгое время являлся настоятелем Богоявленского собора г. Богородска.

В 1917 году о. Алексий был назначен в Успенский храм с. Богослово Богородского уезда, где до него служил его отец, протоиерей Александр Сперанский. Жил с женой и дочерью Валентиной в церковном доме, впоследствии дочь вышла замуж и уехала в Москву. В 1929 году, согласно данным анкеты из следственного дела, был судим народным судом и приговорен к штрафу - 100 рублей. В 1930 году арестовывался ОГПУ. По воспоминаниям знавших его, о. Алексий был очень трудолюбивым, работящим. Он был добрым и отзывчивым, пользовался всеобщей любовью и уважением. В советское время, чтобы избежать обвинения в тунеядстве, ему приходилось совмещать пастырское служение с работой в кузнице. И он смиренно исполнял обязанности кузнеца: ковал лошадей, делал детали для сеялок и прочей техники и утварь для односельчан, — а когда к нему приходили и просили окрестить, обвенчать или отпеть — снимал свой фартук и шел на требу. В конце ноября 1937 года был арестован за то, что «среди населения систематически проводил антисоветскую агитацию и произносил проповеди контрреволюционного характера». «Антисоветская агитация» заключалась в том, что отец Алексий, проходя мимо колхозного поля, где в это время убирали картошку, как рачительный хозяин, высказался в том смысле, что хорошо бы подождать с уборкой, чтобы картошка была крупнее. На допросах отец Алексий отрицал надуманные обвинения и виновным в контрреволюционной деятельности себя не признал. «Следствие», как и в других подобных случаях, было закончено в несколько дней и решением Тройки священник был приговорен к расстрелу, что и произошло 10 декабря 1937 г. в Бутове. Родственникам же сообщили, что он осужден на 10 лет без права переписки. Реабилитирован 30 июня 1989 г.

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ИЕРЕЙ ИОАНН ДЕРЖАВИН

Иван Николаевич Державин родился 25 мая 1878 г. в Московской губернии в деревне Ануфриево. Принадлежал к духовному званию. В 1901 г. окончил Московскую духовную семинарию, был учителем церковно-приходской школы при Богородице-Рождественской церкви с. Вихорева Серпуховского уезда. С 1902 по 1904 год состоял учителем и законоучителем в Горшковской церковно-приходской школе Гуслицкого округа при Воскресенской церкви с. Гуслицы Богородского уезда.

Рукоположен в священника в августе 1904 года, назначен в Никольский храм с. Милет Богородского уезда (впоследствии Реутовский район). С 1904 по 1918 год был законоучителем в Милетском земском начальном училище. Отец Иоанн был усердным проповедником, с вниманием и благоговением нес свое пастырское служение. В 1911 году за пастырскую ревность Высокопреосвященнейшим Владимиром, Митрополитом Московским и Коломенским был награжден набедренником. В 1915 году за усердие к просветительской пастырской деятельности Высокопреосвященнейшим Макарием (Невским), митрополитом Московским и Коломенским, был награжден скуфьей. в 1918 году за пастырские труды Высокопреосвященнейшим Архиепископом Коломенским и Можайским Иоасафом награжден камилавкой.

В 1921 г. о. Иоанн поставил свою подпись под актом осмотра храма Святителя Николая села Милет, который производился сотрудником Церковного Отдела Комиссии по охране памятников искусства.

Отец Иоанн был смиренным, кротким и незлобивым. У него была большая семья — девять детей. В анкете 1937 г. в графе «Семья» упоминаются только жена и младшая дочь Серафима. В подобные анкеты обычно вносили сведения даже о тех членах семьи, которые проживали отдельно от арестованного. Можно предположить, что о. Иоанн скрыл от следствия сведения о старших детях или на тот момент никого из них уже не было в живых. Между тем, милетский приход был малочисленным и бедным, и священник, чтобы получить хоть какие-то средства к существованию, был вынужден продавать свое имущество. Но это не спасало положения, и семья бедствовала, живя на грани нищеты.

В 1930 г. о. Иоанн был судим за «контрреволюционную деятельность» и выслан на три года на Север. В 1933 г. вернулся и тогда же, вероятно, был назначен в Троицкий храм деревни Каменка (ныне г. Электроутли Ногинского района). 29 ноября 1937 г. о. Иоанн был арестован по обвинению «в активной контрреволюционной клеветнической агитации». На допросе обвинения в контрреволюционной деятельности отрицал, виновным себя не признал. 3 декабря был приговорен к расстрелу и 15 декабря расстрелян на Бутовском полигоне. Реабилитирован 28 июня 1989 г.

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ИЕРЕЙ ФЕОДОР ШДОСЕКИН

Феодор Георгиевич Недосекин родился 10 ноября 1889 г. в селе Новоселки Рославского уезда (Смоленской губернии). Принадлежал к духовному сословию, окончил семинарию, затем работал учителем, впоследствии был назначен районным инспектором училищ. В 1922 г. был рукоположен в священника и назначен в храм села Семеновское Уваровского района Смоленской области (ныне Можайский район Московской области). Матушка Зинаида Ивановна, хорошо разбиравшаяся в музыке, как и о. Феодор, организовала церковный хор, которым сама руководила. Большая семья о. Феодора (всего у Недосекиных было восемь детей) понемногу обживалась на новом месте. Завели хозяйство, трудились, возделывали небольшой участок земли, от которого кормилась вся семья.

В 1930 г. землю отобрали, описали имущество, хозяйство разорили. Священник получил так называемое «твердое задание» — заготовить 50 кубометров дров и сдать несколько десятков пудов зерна. Дрова о. Феодор с помощью старших детей все же заготовил, а вот нужное количество зерна собрать не смог, хотя прихожане помогали ему, жертвуя свое собственное зерно. Священник был арестован и осужден на 1 год лишения свободы с последующей заменой на 1 год исправительных работ, которые отрабатывал в г. Усолье на Северном Урале. Матушка Зинаида с семьей последовала за ним. По ее жалобе дело было пересмотрено и о. Феодора освободили на несколько месяцев раньше. Он переехал с семьей в Донбасс, где, чтобы прокормиться, вместе со старшим сыном работал шахтером в угольной шахте, несмотря на свое слабое здоровье. Впоследствии ему помогли устроиться учителем в поселке возле г. Сталине.

В 1932 г. о. Феодор получил назначение в Иванисовский храм, в то время пустовавший, так как два священника из этого храма были незадолго до этого арестованы (о. Петр Зернов и о. Николай Постников впоследствии вернулись из ссылки, в 1937 г. снова были арестованы и по приговору Тройки расстреляны).

В Иванисово о. Феодор служил до 1937 г. Ночью 26 октября его арестовали, обвинили в «контрреволюционной деятельности» и произнесении в церкви проповедей контрреволюционного характера. Нелепые обвинения о. Феодор на допросе отрицал, объясняя, что на самом деле в своих проповедях он призывал православных чаще посещать храм Божий и других привлекать к Церкви. Поводом же для этих обвинений послужило то, что в беседах с прихожанами о. Феодор, ободряя их, ссылался на новую конституцию СССР, согласно которой верующие люди признавались полноправными гражданами, имеющими, в частности, избирательное право. 15 ноября Тройка приговорила его к 10-ти годам исправительно-трудовых лагерей. Его семья была выселена из дома.

В 1939 г. по заявлению, поданному матушкой Зинаидой на имя Ежова, дело о. Феодора было направлено на доследование, но в ходатайстве было отказано, и решение Тройки осталось в силе. Свой срок о. Феодор отбывал в Карелии. Последнее письмо от него пришло из г. Медвежьегорска в начале 1941 г., о. Феодор писал, что на лесоповале сломал ногу и поэтому его перевели в бондарную мастерскую. Из Медвежьегорска заключенных погнали этапом, пешком, через леса и болота, в Плесецкий район. По данным архива УВД Архангельской области о. Феодор умер от паралича сердца в совхозе особого лагеря 30 апреля 1942 г. в возрасте пятидесяти трех лет.

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ДИАКОН АЛЕКСИЙ СЕНКЕВИЧ

Алексей Иосифович Сенкевич родился 15 марта 1875 года в Гродненской губернии в крестьянской семье. В 1915 году приехал в Россию как беженец. Служил в царской армии, имел чин старшего унтер-офицера. До революции работал счетчиком в банке, в 1920 году принял священнический сан. Имел троих детей. С 1918 по 1921 год был уполномоченным и председателем комитета по отправке беженцев и пленных в Польшу, Германию и Австрию при Коломенском уездном исполкоме. В 1923 и 1924 годах обращался в Польское посольство за получением разрешения на выезд в Польшу, где остались его родная сестра Анастасия Корф и шурин. В 1929 году был судим за неуплату налога и приговорен к ссылке на 5 лет.

В 1932 году служил в Успенском храме г. Ногинска (Успенское), протестовал против закрытия храма и пытался организовать среди верующих сбор подписей и ходатайствовать о его открытии. Впоследствии служил в храме Св. Апостолов Петра и Павла в Сосновом Бору. 26 ноября 1937 года был арестован вместе с настоятелем храма о. Михаилом Соколовым и псаломщиком Сергеем Астаховым. 1 декабря решением Тройки приговорен к расстрелу и 11 декабря расстрелян на полигоне в Бутово. Реабилитирован 12 июля 1989 года.

 

1 Публикуется по тексту выступления автора на историко-краеведческой конференции в г. Электроугли (10 февраля 2001 года).

2 Богослужение на «Русской голгофе» // МЕВ. № 5 01506. 2000. С. 9-10.

3 Имена пострадавших за веру священнослужителей, жизнеописания которых здесь представлены, включены в Собор новомучеников и исповедников Российских (Деяния Юбилейного Освященного архиерейского собора РПЦ// Московский журнал. № 10. 2000. С. 50—61.).

 

 
При использовании материалов сайта ссылка категорически приветствуется.
© Богородск-Ногинск. Богородское краеведение. 2004-2018
Политика конфиденциальности
Яндекс цитирования Check PageRank